Кому принадлежит лента: официальные данные о собственниках

Акционеры «Ленты» не сошлись характерами | Карьера и свой бизнес

В тот сентябрьский день победа осталась за Luna Holdings — ее ЧОПу удалось захватить офис «Ленты», выдворить оттуда Ющенко и посадить в кресло гендиректора своего человека — голландца Яна Дюннинга, за плечами которого INSEAD, 10 лет работы в европейской сети дискаунтеров Aldi и пятилетний стаж в России. После той схватки война перешла в «холодную» фазу: стороны подали друг против друга многочисленные иски в России, Лондоне и на Британских Виргинских островах, где зарегистрирована Lenta Ltd., головная компания холдинга. Противостояние двух групп акционеров продолжается.

Удачная инвестиция

Основал «Ленту» петербургский предприниматель Олег Жеребцов, занимавшийся торговлей с 1993 года.

Поначалу он открывал обычные для того времени мелкооптовые склады, к концу 1990-х обзавелся супермаркетом, а в 2001-м решил построить действительно крупный магазин, первый в своем роде в северной столице, но денег на проект у него не хватало.

Знакомый предприниматель Дмитрий Костыгин свел тогда Жеребцова с недавно прибывшим в Россию из США Августом Мейером, который с готовностью приобрел 49% компании.

Обратите внимание

Новый инвестор покупал долю в совсем небольшом бизнесе — аналитики оценивали «Ленту» всего в $20–30 млн, но принесенных им денег хватило и на достройку гипермаркета, и на покупку участков под открытие новых торговых точек. «Лента» начала строить по гипермаркету в год, а иногда и больше.

Причем Мейер был удобным партнером — наличие иностранного акционера помогало договариваться с западными банками и контрагентами, а в оперативное управление он не вмешивался.

Как его вообще занесло в Россию? Это любопытная история, которая отчасти проливает свет на причину возникших позже корпоративных конфликтов.

Мейер родился в Иллинойсе и рос в очень богатой семье. Его отец, Август Мейер-старший, наследник медиахолдинга Midwest Television и финансовой компании First Busey, в 1991 году даже входил в список 400 богатейших американцев Forbes.

Будущий акционер «Ленты» сначала изучал историю, потом сдал экзамен на юриста и 10 лет проработал в прокуратуре в Сан-Диего. В Америке Мейер так и не обзавелся ни собственным бизнесом, ни семьей.

Он много путешествовал и читал книги своей любимой писательницы Айн Рэнд, эмигрантки из России, воспевшей свободное предпринимательство. Неудивительно, что однажды он решил заехать и на родину Рэнд — в Петербург.

С тех пор он так здесь и остался. Женился на россиянке, обзавелся детьми и даже отказался от американского гражданства. Почему? «Америка идет ко дну, как «Титаник», а у России есть будущее», — рассуждает Мейер в интервью Forbes.

Он вспоминает, как в Петербурге прямо посреди улицы бездомная собака порвала ему рубашку, а наблюдавшая сцену из уличного киоска девушка вышла к нему с иголкой в руках и помогла зашить одежду. «В Америке вряд ли такое возможно», — резюмирует Мейер. Это прелестная зарисовка.

Важно

Но есть и более практичное объяснение: в США слишком высокие налоги для тех, у кого бизнес за границей.

Мейер говорит, что считает себя «практически русским», но языка он так и не выучил, а гражданства РФ не принял — бизнесмен имеет паспорт Сент-Китс и Невис, небольшого островного государства, которое за небольшую сумму без проволочек оформляет гражданство всем желающим.

В России Мейер поначалу занимался скупкой и сдачей в аренду коммуналок и даже основал небольшую гостиничную сеть, названную Rand House — в честь автора бестселлера «Атлант расправил плечи». Финансовые накопления, впрочем, позволяли ему сделать нечто более масштабное. Тут-то и подоспел Костыгин.

Костыгину не откажешь в предпринимательской хватке. Еще будучи школьником, он ездил в Москву за джинсами и кроссовками, которые потом перепродавал в Ленинграде.

Учась в Военно-медицинской академии в начале 1990-х, он помогал иностранцам снимать номера в гостиницах, продавал им военную форму, сапоги, шапки-ушанки и даже «двушки» для телефонных автоматов (по $1).

Потом, как он сам говорит, «инвестировал то в одно, то в другое».

Решение перевести и издать книгу Айн Рэнд можно считать его самым удачным проектом. Хотя денег Костыгину роман не принес, благодаря ему он познакомился с миллионером Мейером.

Тот как раз искал возможность увековечить память уроженки Петербурга, открыв что-то вроде дома-музея, и в американском Институте Айн Рэнд ему дали контакты Костыгина, местного поклонника. Они сразу подружились, несмотря на разницу в возрасте.

Совет

Сведя американца с Жеребцовым и организовав сделку, Костыгин в награду за услуги получил, по данным Forbes, 5% акций сети, которые впоследствии частично распродал, выручив около $20 млн.

Мейер любит повторять, что в бизнесе и цифрах мало что понимает. Он инвестировал деньги и почти шесть лет тихо наблюдал, как дорожает его доля, превращаясь из десятков миллионов долларов в сотни.

Первая ссора

До поры до времени основатель «Ленты» Жеребцов прекрасно справлялся с управлением. «Он прирожденный ритейлер, — рассказывает один из участников рынка.

— Заходит в магазин и сразу видит, что нужно сделать для повышения продаж: как идет поток посетителей, где изменить освещение, где положить другим боком яблоки. А вот с корпоративным управлением у него не очень». Сам Жеребцов в интервью Олегу Тинькову (для программы на сайте Russia.

ru) признавался: «Мы не думали, что будем создавать и продавать компании, — собирались иметь деньги из операционных средств».

В 2006 году Жеребцов гулял на свадьбе Мейера, а через несколько месяцев партнеры рассорились. Заскучавший от рутинных бизнес-процессов Жеребцов запустил с нуля свой личный проект — сеть небольших магазинов «Норма», что, впрочем, не противоречило уставу «Ленты». Мейеру это не понравилось. В декабре того же года вместо Жеребцова розничную сеть возглавил финдиректор «Ленты» Сергей Ющенко.

В то время компания планировала выпустить дополнительные акции и продать 15% на бирже, однако сразу несколько крупных инвестиционных фондов сказали, что готовы купить долю в перспективной сети и без IPO.

Мейер горячо поддержал идею продажи пакета западным фондам, Жеребцов же был против и предлагал выкупить акции сам. «Он опасался, что его доля размоется и он потеряет контроль в совете директоров», — считает Костыгин.

Теперь уже отказались Мейер и Костыгин: они считали, что у Жеребцова просто нет средств, необходимых для выкупа пакета. В мае 2007 года 11% акций за $125 млн приобрел ЕБРР.

А в январе 2008 года конфликт разгорелся по новой.

Сразу после новогодних каникул Жеребцов, который все больше времени посвящал своему любимому хобби — яхтенному спорту, — решил вмешаться в управление сетью: он известил по электронной почте Сергея Ющенко и нескольких других соратников Мейера о том, что они уволены. Срочно прошли два совета директоров — в разных составах; на одном Жеребцов назначил главой компании своего друга Владимира Сенькина, на другом Мейер сохранил должность за Ющенко. Начались судебные тяжбы.

Обратите внимание

К апрелю, впрочем, конфликт сошел на нет — стороны договорились об избрании компромиссной фигуры, Александра Боброва, директора по развитию, курирующего строительство новых магазинов.

Экономика России тогда была на подъеме, акции розничных сетей росли в цене — глупо было спорить, когда представился шанс выгодно продать бизнес.

Мейер и Жеребцов согласились совместно уступить свои доли одному из потенциальных инвесторов — к «Ленте» присматривались американская сеть Wal-Mart, французская Carrefour, финская Kesko и хорватская Agrokor. Покупатели предлагали за «Ленту» невероятную цену — обсуждались оценки $2 млрд и выше.

«Нам не хватило буквально пары месяцев, чтобы закрыть сделку», — огорчается Костыгин, который мог бы выручить за свой 1% свыше $20 млн. Осенью 2008-го грянул кризис, и переговоры прекратились. Из всех совладельцев «Ленты» в худшем положении оказался Жеребцов.

Кризис застал бизнесмена в разгар кругосветной регаты, сложившейся для его яхты «Касатка» неудачно: на трех этапах команда Жеребцова приходила последней, а в порт Санкт-Петербурга ее вообще доставили на буксире. Акции основателя «Ленты» были заложены в банках для финансирования личного проекта «Норма».

Перед основателем «Ленты» стоял жесткий выбор — либо срочно найти покупателя на акции, либо они отойдут банкам.

Новые партнеры

В октябре 2009 года Жеребцов продал 35% «Ленты» консорциуму инвестфондов TPG и VTB Capital всего за $110 млн, после уплаты всех долгов у него осталась лишь четверть этих денег.

Сделка была трудной, переговоры затянулись на несколько месяцев — Жеребцов и Мейер в то время уже совсем не разговаривали друг с другом, и инвесторам пришлось общаться с каждым в отдельности. (Жеребцов отказался давать интервью Forbes для этой статьи.

«Я бизнесом мало занимаюсь, больше путешествую, поднимаюсь в горы», — сообщил основатель «Ленты», который успел за последние три года совершить кругосветное путешествие на яхте и открыть 17 магазинов «Норма».)

Казалось бы, Мейер получил, что хотел: американский инвестфонд стал крупным акционером «Ленты». Однако в апреле 2010 года отношения между новыми партнерами стали накаляться. Согласно условиям октябрьской сделки Мейер выкупил у TPG небольшую часть из пакета Жеребцова, но эту долю в срок он не получил. В мае TPG и VTB Capital неожиданно заблокировали получение «Лентой» кредита на €200 млн.

«Я считаю, они преднамеренно препятствуют работе «Ленты», — возмущается Мейер. — Зачем? Их спросите».

Важно

По словам Мейера, который сейчас большую часть времени проводит на Виргинских островах, где идут суды, новые акционеры хотят получить полный контроль над «Лентой», хотя в соглашении с ними вроде бы написано о совместном управлении.

«Я требую лишь исполнения соглашений, и я не остановлюсь, буду идти и идти вперед, как Терминатор», — повышает голос Мейер.

Согласно упомянутому акционерному соглашению между Мейером и TPG, Мейер имел право вернуть на место гендиректора Сергея Ющенко, однако только с одобрения совета директоров компании и только до 31 августа.

В конце мая совет состоялся, но представители новых владельцев покинули его досрочно и подпись под решением не поставили, что не помешало Мейеру и Костыгину объявить совет состоявшимся и на этом основании выдворить Яна Дюннинга из офиса «Ленты». Их триумф был недолгим — в сентябре разыгрались события, описанные в начале статьи.

Дюннинг был снова водворен в офис компании и взял на себя оперативный контроль (сейчас срок его контракта уже истек).

Мейер и Костыгин говорят теперь, что оказались жертвами «олигархического фонда». TPG Capital действительно управляет колоссальным капиталом — $47 млрд.

Головной офис TPG находится в городе Форт Уорт, в штате Техас, и агрессивный стиль компании не раз давал повод вспомнить американскую поговорку «Не связывайся с техасцами».

И хотя журнал Time назвал основателя TPG Дэвида Бондермана и его партнеров «беззастенчивыми хищниками», в успешности им отказать трудно — реструктуризация проблемных компаний, не слишком интересных другим инвесторам, приносит доход в семь, а то и в десять раз больше вложенных средств.

Однако последнее, в чем заинтересован любой инвестфонд, это акционерный конфликт. Задача инвесторов — максимально быстро наращивать капитализацию приобретенной компании. Именно поэтому TPG в конфликте с Мейером поддерживает большинство акционеров, включая ЕБРР. Чем стратегия на рост капитализации не устраивает Августа Мейера?

Человеческий фактор

Многие годы Мейер в «Ленте» молча сидел на советах директоров. «Он проявлял даже меньше активности, чем положено акционеру, — вспоминает один из сотрудников «Ленты». — Но в 2007-м все резко изменилось, он вдруг стал нетерпимым, отказывался от компромиссов. Начал делать какие-то безумные вещи, устроил войну с Жеребцовым, хотя в этом не было никакой необходимости».

Читайте также:  Бизнес в казахстане: как заработать на производстве морепродуктов, интервью с реальным предпринимателем

Сначала война с Жеребцовым, которого Мейер заподозрил в трате ресурсов «Ленты» на личный проект, теперь — с TPG. В VTB Capital и TPG утверждают, что готовы вместе с Мейером искать компромиссные решения, например кандидатуру третьего директора — такого, который устроил бы всех. Однако Мейер на контакт не идет. «Я больше не могу им доверять», — объясняет он.

Источник: https://www.forbes.ru/svoi-biznes/predprinimateli/61086-aktsionery-lenty-ne-soshlis-harakterami

Розничная сеть «Лента» наконец сменила владельца

ООО «Лента»

Управляет 40 гипермаркетами Акционеры: TPG Capital – 57,2%, «ВТБ капитал» – около 12%, ЕБРР – около 20%. Выручка (2010 г., РСБУ по СПАРК) – 76,2 млрд руб. Прибыль – 2,9 млрд руб.

TPG Capital, ЕБРР и «ВТБ капитал» закрыли сделку по покупке примерно 44% розничной сети «Лента» за $1,14 млрд у Августа Мейера и троих миноритариев, сообщили «Ведомостям» пять источников с обеих сторон сделки. Представители TPG, ВТБ и ЕБРР комментировать сделку отказались.

Федеральная антимонопольная служба в конце августа одобрила увеличение пакета компании Luna (через нее TPG владеет долей в «Ленте») с 30,8% до 57,24%.

Источник, близкий к одному из покупателей, раньше говорил «Ведомостям», что другой участник сделки, ЕБРР, получит в конечном итоге около 20% компании, а «ВТБ капитал» – около 12%.

Причем часть акций Мейера, по словам одного из источников, выкупает сама «Лента» по схеме leverage buy out (LBO).

«Деньги переведены, все иски (акционеры судились из-за вопросов управления компанией. – Ведомости) отозваны – сделка закрыта», – сказал источник, близкий к одному из покупателей.

Гендиректором «Ленты» в ближайшее время, по его словам, может снова стать Ян Даннинг. Разногласия по кандидатуре на пост гендиректора «Ленты» весной 2010 г.

Совет

поссорили ее акционеров, с осени того же года компания работала без гендиректора, и акционеры не могли договориться, как развивать сеть.

«Теперь мы свободны в выборе стратегии. На ближайшем совете директоров планируем ее утвердить, но могу точно сказать, что это будет стратегия агрессивного роста за счет открытия новых магазинов.

Базовый вариант – 10 гипермаркетов в год [сейчас сеть включает 40 гипермаркетов]», – сказал руководитель управления прямых инвестиций и специальных проектов «ВТБ капитала» Тим Демченко.

Несмотря на акционерный конфликт, продлившийся более года, «Лента», по словам Демченко, – здоровый бизнес с очень высокими показателями рентабельности и продаж на квадратный метр. Точных цифр он не назвал.

По данным отчетности ООО «Лента» по РСБУ, опубликованной в СПАРК, рентабельность компании по чистой прибыли в 2010 г. – 3,8%. Чистая рентабельность Х5 Retail Group за тот же год – 2,4%, «Магнита» – 4,3%, сети «О’кей» – 3,6%. Продажи «Ленты» на квадратный метр торговой площади, по расчетам Infoline, в 2010 г. – $10 440 против $10 320 у «О’кей» и $17 860 у «Ашана».

«ВТБ капитал», по словам Демченко, рассматривает сделку по «Ленте» как «отдельную инвестицию на перспективном и устойчивом к кризисам рынке». «Мы не будем стремиться ее продать в ближайший год.

К этому вопросу, думаю, можно вернуться, когда мы подойдем к удвоению масштабов бизнеса компании, это может занять, наверное, два-три года. Крупная частная компания, когда рынки будут позволять, может рассмотреть и возможность проведения IPO», – сказал он.

Такой же позиции придерживается и TPG, знает источник, знакомый с планами фонда.

Источник: https://www.vedomosti.ru/companies/news/1374919/lenta_na_vyrost

Кому принадлежат основные сми в россии ?

Всех нас не устраивает информационный беспредел СМИ. Всем понятно, что сеять разумное, доброе и вечное совершенно не является приоритетом дня. Более того, все эти глупости, похоже, СМИ совершенно не интересуют.

«Свобода слова» обернулась свободой от морали и ответственности…

Мы как-то не даем себе отчет в том, что современные СМИ кардинально отличаются от советских: если в СССР они обслуживали официальную идеологию и худо-бедно интересы общества, то сегодня это прежде всего бизнес-структуры, основная цель которых – извлечение прибыли. Любой ценой… Только бизнес, ничего личного…

Только в свете этого и можно понять ярко выраженный антиобщественный окрас нашего ТВ и всех прочих наших СМИ: российское ТВ – это место, куда папики пристраивают своих девок(с их специфической субкультурой), практически полностью заменивших профессионалов, а потому о профессионализме, искусстве и прочих атавизмах говорить тут сложно… И место, где делают деньги на рекламе и обслуживании интересов проплативших…

Обратите внимание

Предлагаю вашему вниманию расследование журналиста Дениса Тукмакова , которое он провел 4 года назад.

Нынешний статус российских СМИ как приживалок при влиятельных «папиках», подобно многим другим чертам современной России, обусловлен драматичными событиями конца 80-х — начала 90-х годов XX века. Без краткого анализа, что же тогда случилось с отечественными масс-медиа, мы не поймем теперешнего их состояния.

На излете СССР отечественная пресса являла собой удивительный феномен. При невероятной популярности в жаждущем перемен советском народе (тираж «Аргументов и фактов» составлял в 1990 году немыслимые 33 миллиона экземпляров!) именно СМИ являлись той кувалдой, которой власть долбила по скрепам собственного государства: от его «устаревших» идеалов до его «преступной» истории.

Влиятельные медиа — взять хоть журнал «Огонек», хоть газету «Московские новости», хоть телепередачу «Взгляд» — получали своих главредов прямо из рук «архитектора перестройки» члена Политбюро Александра Яковлева и при этом, не стесняясь обидеть благодетелей, вдохновенно шарахали из всех орудий по партии и стране. Это называлось «гласностью»; именно тогда в «освободительные» СМИ был заложен тот разрушительный пыл, который не иссяк и сегодня.

Взамен власть платила своим обвинителям нежной любовью. В перестроечном СССР редакции изданий получили полную независимость от учредивших их когда-то организаций.

Одновременно была объявлена тотальная свобода слова.

Страх прослыть ретроградом среди чиновников был так велик, что стоило изданию возопить: «Цензура возвращается! Реакция поднимает голову!» — и оно тут же избавлялось от любого вмешательства со стороны.

В конце концов, СССР рухнул — а вместе с ним полетело в тартарары и благосостояние подавляющего числа граждан. И произошла новая удивительная вещь. Люди перестали выписывать прессу.

Во-первых, пропали деньги: хлеба было бы на что купить, какие уж тут газеты.

Во-вторых, пропало желание читать «бумагомарателей», которые пять лет перед этим обещали народу златые горы, чуть только «империя зла» падёт.

ПРОДАЛИСЬ ПО ЛЮБВИ

Важно

С новыми экономическими реалиями, к удивлению иных борзописцев, пришлось иметь дело не только народу, но и самому журналистскому цеху.

Помимо резкого падения тиражей и кончины института подписки, редакции столкнулись с диким ростом цен на бумагу, аренду помещений, транспортные нужды и тому подобную «прозу жизни».

Спустя какой-то год после своего «золотого века» российские СМИ оказались буквально на грани выживания.

Вот тут-то на авансцену и выпрыгнул «юный российский бизнес» — нарождающаяся олигархия. Предложив «счастливчикам» из числа СМИ свои услуги, внезапно обогатившиеся «новые хозяева жизни» преследовали сугубо практические интересы.

Дело в том, что и они сами, и их делишки были настолько непопулярны в народе, что им совершенно нельзя было обойтись без грамотно поставленного пиара. Населению требовалось разъяснить, что всё происходящее в стране совершается ради коллективной пользы и с общего согласия.

Кто же мог с этим справиться лучше, нежели «уникальные творческие коллективы» с либеральных телеканалов и газет?

Основу нарождающихся информхолдингов составили телеканалы. Сравнительно быстро насыщенные рекламой, они могли быстрее отбить затраты новых хозяев.

Но что гораздо важнее: в сравнении с другими медиа, «зомбоящик» в 90-е годы всё еще оставался тем притягательным источником информации, которому народ вполне доверял.

Нашпигованное новыми технологиями ТВ, как впоследствии интернет, создавало наркотический эффект для ошарашенного населения и еще долгое время являлось «волшебным ящиком», возле которого так приятно было скоротать вечер после паршивого дня.

Совет

Конечно, СМИ могли бы и не продаваться толстосумам, попытавшись выжить самостоятельно.

Но к чему подобные подвиги, если либеральная пресса полностью разделяла идеологические установки своих новых хозяев? Что касается тогдашней власти, то и здесь обнаружилось понимание происходящего процесса: не за Зюганова же собирались агитировать прикормленные олигархами медиа. Государственную же прессу власть почти всю распустила — в полном соответствии с господствовавшей тогда установкой «Как можно меньше государства!»

Так в России появились первые частные медиаимперии. Среди них выделялись два наиболее сильных игрока — информструктуры «ЛогоВАЗа» Бориса Березовского и холдинг «Медиа-Мост» Владимира Гусинского.

На их фоне другие «участники рынка» — группа СМИ Юрия Лужкова и АФК «Система», подчиненная потанинскому «Интерросу» группа «ПрофМедиа» и структура Газпром-медиа — выглядели более скромно, но также демонстрировали общую тенденцию развития отечественной прессы.

«ГУСЬ» «БЕРЕЗЕ» НЕ ТОВАРИЩ?

Нередко враждовавшие между собой, с разной стилистикой и принципами работы, все эти медиаимперии были объединены главным свойством. Через собственные СМИ крупный олигархический бизнес, в широком смысле слова, правил страной. Пропагандистские орудия этих медиаимперий были направлены сразу на два объекта воздействия — власть и население.

В первом случае пресса позволяла ее хозяевам уверенно чувствовать себя в большой политике.

Во втором случае пресса осуществляла многоэшелонированное «пиар-сопровождение» деятельности и устремлений своих хозяев — как это происходило, например, на протяжении всего второго срока президентства глубоко больного Ельцина, протекавшего под знаменами залоговых аукционов и экономического дефолта. То было время, когда полностью сформировались главные принципы нынешней либеральной журналистики: «Пропаганда вместо правды» и «Большие деньги всегда побеждают».

Чисто внешне медиаимперии Березовского (основные активы: телеканалы ОРТ и ТВ-6, печатные издания «Независимая газета», «Новые известия» и «Огонек», радиостанция «Наше радио») и Гусинского (основные активы: телеканалы НТВ и ТНТ, газета «Сегодня», журналы «Итоги» и «7 дней», радиостанция «Эхо Москвы») были словно созданы для взаимной вражды. Обладая примерно равными информационными потенциалами, их владельцы, как считалось, исповедовали принципиально разные подходы к своим СМИ. Да и вообще вели себя как пауки в банке, стремящиеся пожрать друг друга.

Обратите внимание

Утверждалось, что для Березовского его разрозненные информационные активы, как и бизнес в целом, являлись всего лишь средством для политического выживания и продвижения на самый верх «семейной» иерархии.

Гусинский же, якобы, наоборот, ставил во главу угла достижение прибыли своей сконцентрированной в едином холдинге медиаимперии и рассматривал любые политические многоходовки лишь с точки зрения бизнес-интересов «Медиа-Моста».

Говорилось даже, что, в пику Березовскому, «лояльному» Семье, Гусинский сознательно разыгрывал карту «оппозиционности режиму», что также могло быть весьма прибыльным. Например, однозначную поддержку «ичкерийских повстанцев» в Первую Чеченскую войну со стороны НТВ некоторые аналитики прозаически объясняли большими объемами проплат от Масхадова и Басаева, проходившими через «Мост-банк».

Впрочем, через тот же банк долгие годы проходили миллиарды вполне государственных денег, а телеканал НТВ использовал для вещания государственный спутник, да еще по льготным расценкам, — так что ни о какой реальной оппозиционности империи «Гуся» всерьез говорить не приходилось.

СТРАШНО ДАЛЕКИЕ ОТ НАРОДА

И всё же главным было то, что у «провластной» империи Березовского, «оппозиционного» холдинга Гусинского и любой из прочих медиагрупп, вроде потанинских СМИ или регионалистской структуры московского мэра Лужкова, на всем протяжении 90-х годов попросту не было сущностных причин для вражды. Все они составляли вполне однородную среду правящего класса, представлявшего собой смычку власти и капитала, — то есть того, что и называется емким словом «олигархия».

Общенациональные интересы не учитывались, государство приходило в запустение, власть была поделена между «Семибанкирщиной» и региональными баронами. Какой канал ни включи, всюду можно было встретить один лишь «оскал радикал-либерализма». «Березовская» программа «Время» ничуть не хуже «гусинской» программы «Итоги» занималась тем, что в народе уже тогда прозвали «чернухой».

Читайте также:  Налоговый календарь для ип на 2019 год

Против народа в 90-е годы прошлого столетия были применены те же методики подавления воли и деструкции сознания, какие обычно рекомендуются к использованию на вражеской территории для окончательного усмирения порабощенного населения. Ну а «свободная пресса», в 90-е годы полностью легшая под «владельцев заводов, газет, пароходов», удивительно легко позволила им ловить рыбку в мутной воде.

Казалось, так будет продолжаться бесконечно — пока на небосклоне российской политики не появился Владимир Путин…

Важно

С момента пришествия во власть Владимира Путина открывается новая страница в истории прессы в России, а вместе с ней и российских медиаимперий.

Последние в 2000-е годы фактически растеряли свою «имперскую» сущность, которая заключается в непререкаемом суверенитете, полной независимости от всего внешнего.

Былые «государства в государстве», способные в 90-е диктовать волю Кремлю и вести информвойну против собственной страны, стали невозможны. И в первую очередь оказались не у дел два главных информационных бонзы ельцинской поры — Борис Березовский и Владимир Гусинский.

Березовский, который только в 1999 году прикупил себе для ровного счета газету «Коммерсантъ», уже в сентябре 2000 года продал долю (49% акций) в главном «бриллианте» своей медиа-короны, телеканале ОРT, а еще через месяц эмигрировал из России. Второй его телеканал, ТВ-6, купленный им в июне 1999 года, был закрыт решением суда в январе 2002-го.

Любимое детище Гусинского, НТВ, постигла примерно схожая судьба. После краткого ареста олигарха в июне 2000 года по подозрению в хищении и мошенничестве, телеканал просуществовал в прежнем формате лишь до осени, когда в ходе «спора хозяйствующих субъектов» активы «Медиа-Моста» стали один за другим переходить в руки «Газпром-медиа».

«ТРИ СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ» МЕДИА ДВУХТЫСЯЧНЫХ

Утрате влияния некогда могущественных информ-кланов есть свое объяснение, и оно вовсе не сводится к каким-то личным формам ненависти со стороны нового руководства страны, как это любят доказывать некоторые комментаторы. Все 2000-е отечественная пресса просуществовала в условиях действия трёх новых факторов, предопределивших их судьбу и всю нынешнюю конфигурацию СМИ в России.

Фактор 1. Российское государство, «истончившееся» в 90-е годы и подошедшее на рубеже веков к фатальной черте, за которой маячили физический распад и гибель, в лице Кремля осознало, наконец, что дальше отказываться от своей роли в судьбе страны у него нет никакой возможности.

С приходом Путина в президентский кабинет началась «реконкиста», при которой государство постепенно вернулось во все сферы нашей жизни — включая, разумеется, и СМИ.

Совет

Как правило, это происходило весьма ненавязчиво: то здесь, то там государство всего лишь приступало к реальному управлению теми активами, которые у него уже формально имелись.

Впрочем, дело было ограничено почти исключительно телевидением: в иные медиа государство шло явно неохотно.

Фактор 2. В начале 2000-х, после поправок в Бюджетный кодекс РФ, отечественная пресса лишилась последних экономических поблажек в виде разнообразных льгот и субсидий. Дикая ситуация, когда антигосударственный телеканал НТВ мочит страну, вещая на льготных расценках через государственный спутник, стала невозможной в силу чисто «монетизационных» причин: за всё стало нужным платить.

Конечно, Кремль не скупал газету за газетой — вместо него этим занимались новые предпринимательские структуры, пришедшие на смену олигархам 90-х. Главное, принципиально изменились правила игры: не столько между властью и масс-медиа, сколько между властью и новыми хозяевами этих масс-медиа в лице крупного бизнеса.

Последний очень быстро объяснил своим вновь приобретенным СМИ, что не стоит бросаться камнями, проживая в стеклянном доме, и что всякий раз нужно, что называется, следить за языком и не путать берега.

Многие углядели в этом новую стратегию «мягкого влияния» государства на прессу через её новых владельцев, при которой самым оголтелым медиа просто навесили на шею красивый ошейник, но вовсе не запретили гавкать.

Случались, впрочем, и нетипичные случаи полнейшей информационной оторванности. К ним можно причислить, например, радиостанцию «Эхо Москвы», которая в начале 2000-х вошла в медиа-структуры «Газпрома».

Уже тогда многие видели смысл «эхомосковского» существования прежде всего в том, чтобы показать миру: со свободой слова в России полный порядок. И этот неопровергаемый аргумент до сих пор исправно работает.

Обратите внимание

И наконец, фактор 3. В прошедшее десятилетие получили стремительное развитие принципиально новые, в сравнении с газетами и ТВ, технические средства передачи информации — прежде всего, интернет с его блогосферой.

Они не только переформатировали медиасферу России, но и во многом изменили саму концепцию средства массовой информации как «элитарного издания».

Сегодня информировать читателей о важных или неважных сторонах нашей прекрасной реальности может любой продвинутый блогер — «уникальные творческие коллективы» для этого не сильно нужны. Увы, сами они поняли это едва ли не последними.

ПЕРЕОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ

Интернет, как трудно цензурируемая информационная среда, произвел «переоценку ценностей» внутри мира СМИ с точки зрения финансово-организационных затрат на медиапроекты и рисков, с ними связанных.

В 2000-е в Рунете, как грибы после дождя, стали расти оппозиционные сайты всевозможной, прежде всего либеральной, направленности.

Им показалось гораздо интереснее арендовать хостинг в Германии и общаться внутри редакции по скайпу, нежели выяснять отношения с какой-нибудь типографией, неожиданно отказавшейся их печатать, или службой распространения, переставшей брать на реализацию их СМИ.

В конечном итоге, это привело к вырастанию новых, на сей раз «виртуальных» медиаимперий, в которые всё чаще предпочитает вкладываться крупный российский капитал.

Конечно, они не обладают тем колоссальным влиянием, какое имело телевидение в начале 90-х; зато стремительное развитие при Путине оппозиционной сетевой прессы начисто дезавуировало обвинения в «тоталитаризме», то и дело раздававшиеся в адрес высшей российской власти.

Источник: https://cont.ws/post/778003

Кому принадлежат российские СМИ?

Принадлежность СМИ тому или иному владельцу еще не говорит о том, что именно он определяет информационную политику собственного масс-медиа.

Идеологическая направленность конкретного издания зависит еще и от сложных взаимоотношений капитала, стоящего за СМИ, с властью — поправку на это нужно делать всегда.

И всё же знание о том, какая пресса кому принадлежит, является ключевым в попытках разобраться, отчего данная газета, телепередача или сайт интерпретирует для нас реальность именно так, а не иначе

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Важно

Буквально на днях, 20 мая этого года, в информационном сегменте Рунета произошло по-настоящему важное событие: популярный новостной и общественно-политический ресурс lenta.ru (средняя посещаемость в сутки — около 900 тыс. чел., 2-е по цитируемости место среди интернет-ресурсов, по данным сайта “Медиалогия.

ру”), принадлежавший холдингу “ПрофМедиа” (им владеет “Интеррос” Владимира Потанина), перешел, как официально заявлено, “под управление” другого российского мультимиллионера, Александра Мамута.

“Лента.

ру” — лишь небольшая часть новой объединенной медиаимперии под названием “Афиша-Рамблер-SUP” (Кипр), с общей аудиторией 37,2 млн. человек. Помимо “Ленты”, “Рамблера” и “Афиши”, в него входит, например, занимающая 1-е место по цитируемости среди интернет-СМИ gazeta.ru, а такжеlivejournal.com.

Несмотря на смену управления, уже объявлено, что стратегические решения в компании Потанина-Мамута будут приниматься обеими сторонами совместно.

Пример с объединением двух “олигархических” медиаимперий наглядно показывает, что о конце передела рынка СМИ говорить пока рано. Этот сегмент дышит и развивается, иногда сотрясая ленты собственных же информагентств сообщениями о “слияниях и поглощениях”.

Раз уж мы начали с потанинского “ПрофМедиа”, то добавим, что на телерынке ему же принадлежат каналыТВ3, “MTV Россия” и “2×2″, а в сегменте радио — “Авторадио“, Energy, “Юмор FM” и “Радио Романтика”.

Эти активы, пусть и весьма далекие от политики, тем не менее, достаточно сильно влияют на целый ряд социальных страт, наравне со многими другими развлекательными СМИ участвуя в формировании информационной “повестки дня” в стране.

КРУГОМ ОДНИ ОФШОРЫ?

Прямыми конкурентами интернет-холдинга “Афиша-Рамблер-SUP” являются “Яндекс” (Голландия) и“Mail.ru Group” (Голландия). В отличие от первого, активы этих двух интернет-порталов распылены между многими владельцами.

Совет

Больше половины (53,9%) акций “Яндекса” торгуются на американском рынке NASDAQ, остальные поделены между английским инвестфондом Baring Vostok Capital Partners (одним из бенефициаров долей которого до последнего времени называли Елену Иващееву из совета директоров “Яндекса”), топ-менеджерами “Яндекса” Аркадием Воложем и Ильей Сегаловичем, а также “Сбербанком”, которому принадлежит 1 “золотая” акция, дающая право блокировать продажу свыше 25% акций компании.

В свою очередь, крупнейшими акционерами холдинга “Mail.ru Group” являются южно-африканская медиагруппа Naspers (31,7%) и компания New Media Technologies (17,9%), которую контролирует самый богатый бизнесмен России Алишер Усманов. NMT владеет более чем половиной голосующих акций “Mail.ru Group”, что делает Усманова фактическим хозяином этого медиахолдинга.

Помимо mail.ru, Усманову сегодня принадлежит издательский дом “Коммерсантъ” (Британские Виргинские о-ва), который выпускает одноименную газету, приложения к ней, а также журналы “Деньги“,“Власть”, “Огонёк”,“Weekend” и др.

Другим деловым изданием, “Ведомостями”, распоряжается европейский медиахолдинг Sanoma Independent Media (Голландия, владелец Дерк Сауер; другие СМИ в России — журналы Cosmopolitan, Men’s Health, Esquire, Yes!, Harper’s Bazaar, National Geographic, The Moscow Times, “Популярная механика” и др.), издающий газету совместно с английской Financial Times и американской The Wall Street Journal.

ВОЗЛЕ ГОСУДАРСТВА

Выше “Ведомостей” (3-е место) и “Коммерсанта” (2-е место) в апрельском рейтинге цитируемости СМИ (по данным “Медиалогии.ру”) стоит еще одна популярная газета — “Известия”. Она на 73,2% принадлежит медиахолдингу “Национальная медиа группа”, которую контролируют структуры Юрия Ковальчука.

Считается, что председатель совета директоров “Известий” Арам Габрелянов распоряжается, через Софью Мирзоеву, издательским домом “Ньюс Медиа”, который владеет популярным сетевым ресурсом lifenews.ru (3-е место среди интернет-порталов), а также газетами “Жизнь” и “Твой день”.

К другим информационным активам “Национальной медиа группы” относятся телерадиокомпания“Петербург” (72,4%), медиахолдинг РЕН-ТВ (68%), радиостанция РСН (100%) и холдинг “СТС Медиа” (25%, США).

Последнему принадлежат телеканалы СТС, “Домашний” и “Перец”; этим холдингом НМГ владеет совместно со шведской группой Modern Times Group (37,9%), чьи активы в России представлены также телеканалами системы Viasat.

Кроме того, “Национальной медиа группе” принадлежат 25% Первого канала.

Обратите внимание

В чьих же руках находятся остальные доли главной ТВ-кнопки страны? 51% акций Первого канала контролирует государство, еще четверть — у кипрской компании ОРТ-КБ (ассоциируется с Романом Абрамовичем).

Ну а “вторая кнопка”, телеканал “Россия-1″? Он, как и телеканалы “Россия-2″, “Культура”, “Россия-24” и несколько других, находится в 100%-ной собственности государственной ВГТРК. Последней принадлежат также “Радио Россия”, “Маяк” и “Орфей” и интернет-ресурсы: vesti.ru (5-е место по цитируемости среди интернет-СМИ) и sportbox.ru.

К другим государственным масс-медиа относятся “Российская газета” (4-е место в рейтинге цитируемости СМИ), агентства РИА-Новости и ИТАР-ТАСС, а также иновещательное радио “Голос России”.

Еще два популярных телеканала, НТВ и ТНТ, входят в “Газпром-Медиа Холдинг” — вместе с радиостанциями “Эхо Москвы”, “Сити FM”, Relax FM, “Детское радио”, спутниковым каналом НТВ+, журналами “Итоги”, “7 дней — телепрограмма”, “Караван историй”, газетой “Трибуна” и видеохостингомrutube.

ru. Сам холдинг принадлежит “Газпромбанку”, активы которого, в свою очередь, поделены между “Газпромом” (35,54%), “Внешэкономбанком” (10,2%) и пенсионным фондом “Газфонд” (47,4%; эта доля активов почти полностью передана в управление компании под контролем структур Юрия Ковальчука).

ГДЕ-ТО В ПЕРВОЙ ДЕСЯТКЕ

Не выходя за пределы околополитических СМИ, отметим еще несколько медиаструктур. Занимающим 5-е место в рейтинге цитируемости “Московским комсомольцем” владеет ее главный редактор Павел Гусев. 6-е место отдано не менее скандальной “Комсомольской правде” — она, наряду с газетой “Метро”, принадлежит, как утверждает “Форбс”, группе компаний ЕСН (Григорий Березкин).

Упомянутый выше Дерк Сауер является председателем совета директоров медиахолдинга РБК, к которому относятся одноименные информагентство и телеканал, газета “РБК Daily” (7-е место в рейтинге “Медиалогии.ру”), электронная газета Ytro.ru, интернет-портал rbc.ru и, среди прочего, крупнейший регистратор доменных имен в России RU-CENTER. Владельцем РБК является миллиардер Михаил Прохоров (51,1%).

На 8-м месте расположилось еще одно оппозиционное СМИ — “Новая газета“. Ее акции, как считается, распределены между журналистским коллективом, мультимиллионером Александром Лебедевым (39%) и последним руководителем СССР Михаилом Горбачевым (10%).

Важно

Рассмотрим подробнее оппозиционные СМИ. Владельцами журнала The New Times, являющегося одним из “оплотов” “болотного” протеста, являются Дмитрий и Ирена Лесневские.

Читайте также:  Как открыть свое дело: 5 ключевых этапов

Телеканал “Дождь”, а также издание “Большой город”, интернет-портал slon.

ru и радиостанция “Серебряный дождь”, принадлежат Наталье Синдеевой, супруге “инвестора” этих проектов, члена Координационного совета оппозиции Александра Винокурова.

“Независимая газета” (9-е место), долгое время ассоциировавшаяся с именем Бориса Березовского, была в 2005-м продана семье ее нынешнего главреда Константина Ремчукова, в ту пору — помощника главы Минэкономразвития Германа Грефа. Десятку наиболее цитируемых федеральных газет замыкает еженедельник “Аргумент и факты”, входящий в холдинг “Медиа 3″ братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых (“Промсвязьбанк”).

НЕСТЬ ИМ ЧИСЛА

51% акций ЗАО “АЖУР-Медиа”, владеющего популярным питерским сетевым порталом fontanka.ru (4-е место самых популярных интернет-ресурсов), в апреле-2013 были куплены шведской медиагруппой Bonnier Business Press, уже издающей в городе на Неве газету “Деловой Петербург”.

При этом окончательно не урегулированы имущественные отношения с наследниками так называемого “охранного олигарха” Романа Цепова, который имел непосредственное отношение к финансированию информационных продуктов АЖУРа.

Не исключено, что в ближайшее время структура собственников может измениться.

Контрольным пакетом акций информагентства “Интерфакс” до последнего времени владел его гендиректор Михаил Комиссар; в 2007-м “Интерфакс” купил 90% акций другого агентства, “Финмаркета”.

Деловой еженедельник “Профиль” принадлежит бывшему президенту банка “Империал” Сергею Родионову, чьим именем назван его собственный издательский дом.

Его конкурент, журнал “Эксперт”, входит в одноименный холдинг (наряду с журналом “Русский репортер”), акции которого распределены между главредом журнала Валерием Фадеевым, шеф-редактором Татьяной Гуровой и научным редактором Александром Приваловым, а также банком “Глобэкс” и “ВЭБ Капитал” (принадлежат государственному Внешэкономбанку); из других влиятельных хозяев долгое время назывался Олег Дерипаска.

И снова коротко о радиостанциях – весьма далеких от политики, но не гнушающихся время от времени устами своих безудержных ведущих давать оценки происходящему в стране.

“Европейская медиагруппа” (“Европа Плюс”, “Кекс FM”, “Ретро FM”, “Радио 7″, “Радио Рекорд”, “Радио Спорт”) входит в холдинг “Сибирский деловой союз” (Михаил Федяев, Владимир Гридин).

Совет

Радиохолдингом “Русская Медиагруппа” (“Русское Радио”, “ХИТ FM”, “Радио MAXIMUM”, DFM, радио Monte Carlo) владеют ключевые топ-менеджеры “Лукойла”.

“Мультимедиа холдинг” (его контролирует член Совфеда Виталий Богданов) объединяет “Наше Радио”, Best FM, Rock FM, а также информагентство “Национальная служба новостей”. Наконец, станциями Business FM и “Радио Шоколад” владеет холдинг “Румедиа”, который связывают с именем Владимира Лисина (НЛМК).

http://www.zavtra.ru/content/view/komu-prinadlezhat-rossijskie-smi

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/biznes-klub/komu-prinadlezhat-rossijskie-smi/

Медиаимперии | Журналистская Правда

Часть третья: кому сегодня принадлежат российские политические СМИ?
Окончание. 
Первая часть
Вторая часть
Принадлежность СМИ тому или иному владельцу еще не говорит о том, что именно он определяет информационную политику собственного масс-медиа.

Идеологическая направленность конкретного издания зависит еще и от сложных взаимоотношений капитала, стоящего за СМИ, с властью — поправку на это нужно делать всегда.

И всё же знание о том, какая пресса кому принадлежит, является ключевым в попытках разобраться, отчего данная газета, телепередача или сайт интерпретирует для нас реальность именно так, а не иначе.

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Буквально на днях, 20 мая этого года, в информационном сегменте Рунета произошло по-настоящему важное событие: популярный новостной и общественно-политический ресурс lenta.ru (средняя посещаемость в сутки — около 900 тыс. чел., 2-е по цитируемости место среди интернет-ресурсов, по данным сайта «Медиалогия.ру»), принадлежавший холдингу «ПрофМедиа» (им владеет «Интеррос» Владимира Потанина), перешел, как официально заявлено, «под управление» другого российского мультимиллионера, Александра Мамута. 
«Лента.ру» — лишь небольшая часть новой объединенной медиаимперии под названием «Афиша-Рамблер-SUP» (Кипр), с общей аудиторией 37,2 млн. человек. Помимо «Ленты», «Рамблера» и «Афиши», в него входит, например, занимающая 1-е место по цитируемости среди интернет-СМИ gazeta.ru, а также livejournal.com. Несмотря на смену управления, уже объявлено, что стратегические решения в компании Потанина-Мамута будут приниматься обеими сторонами совместно.
Пример с объединением двух «олигархических» медиаимперий наглядно показывает, что о конце передела рынка СМИ говорить пока рано. Этот сегмент дышит и развивается, иногда сотрясая ленты собственных же информагентств сообщениями о «слияниях и поглощениях».
Раз уж мы начали с потанинского «ПрофМедиа», то добавим, что на телерынке ему же принадлежат каналы ТВ3, «MTV Россия» и «2х2», а в сегменте радио — «Авторадио», Energy, «Юмор FM» и «Радио Романтика». Эти активы, пусть и весьма далекие от политики, тем не менее, достаточно сильно влияют на целый ряд социальных страт, наравне со многими другими развлекательными СМИ участвуя в формировании информационной «повестки дня» в стране.

КРУГОМ ОДНИ ОФШОРЫ?

Прямыми конкурентами интернет-холдинга «Афиша-Рамблер-SUP» являются «Яндекс» (Голландия) и «Mail.ru Group» (Голландия). В отличие от первого, активы этих двух интернет-порталов распылены между многими владельцами. 
Больше половины (53,9%) акций «Яндекса» торгуются на американском рынке NASDAQ, остальные поделены между английским инвестфондом Baring Vostok Capital Partners (одним из бенефициаров долей которого до последнего времени называли Елену Иващееву из совета директоров «Яндекса»), топ-менеджерами «Яндекса» Аркадием Воложем и Ильей Сегаловичем, а также «Сбербанком», которому принадлежит 1 «золотая» акция, дающая право блокировать продажу свыше 25% акций компании.
В свою очередь, крупнейшими акционерами холдинга «Mail.ru Group» являются южно-африканская медиагруппа Naspers (31,7%) и компания New Media Technologies (17,9%), которую контролирует самый богатый бизнесмен России Алишер Усманов. NMT владеет более чем половиной голосующих акций «Mail.ru Group», что делает Усманова фактическим хозяином этого медиахолдинга.
Помимо mail.ru, Усманову сегодня принадлежит издательский дом «Коммерсантъ» (Британские Виргинские о-ва), который выпускает одноименную газету, приложения к ней, а также журналы «Деньги», «Власть», «Огонёк»,»Weekend» и др.
Другим деловым изданием, «Ведомостями», распоряжается европейский медиахолдинг Sanoma Independent Media (Голландия, владелец Дерк Сауер; другие СМИ в России — журналы Cosmopolitan, Men’s Health, Esquire, Yes!, Harper’s Bazaar, National Geographic, The Moscow Times, «Популярная механика» и др.), издающий газету совместно с английской Financial Times и американской The Wall Street Journal.

ВОЗЛЕ ГОСУДАРСТВА

Выше «Ведомостей» (3-е место) и «Коммерсанта» (2-е место) в апрельском рейтинге цитируемости СМИ (по данным «Медиалогии.ру») стоит еще одна популярная газета — «Известия». Она на 73,2% принадлежит медиахолдингу «Национальная медиа группа», которую контролируют структуры Юрия Ковальчука. 
Считается, что председатель совета директоров «Известий» Арам Габрелянов распоряжается, через Софью Мирзоеву, издательским домом «Ньюс Медиа», который владеет популярным сетевым ресурсом lifenews.ru (3-е место среди интернет-порталов), а также газетами «Жизнь» и «Твой день».
К другим информационным активам «Национальной медиа группы» относятся телерадиокомпания «Петербург» (72,4%), медиахолдинг РЕН-ТВ (68%), радиостанция РСН (100%) и холдинг «СТС Медиа» (25%, США). Последнему принадлежат телеканалы СТС, «Домашний» и «Перец»; этим холдингом НМГ владеет совместно со шведской группой Modern Times Group (37,9%), чьи активы в России представлены также телеканалами системы Viasat. Кроме того, «Национальной медиа группе» принадлежат 25% Первого канала.
В чьих же руках находятся остальные доли главной ТВ-кнопки страны? 51% акций Первого канала контролирует государство, еще четверть — у кипрской компании ОРТ-КБ (ассоциируется с Романом Абрамовичем). 
Ну а «вторая кнопка», телеканал «Россия-1»? Он, как и телеканалы «Россия-2», «Культура», «Россия-24» и несколько других, находится в 100%-ной собственности государственной ВГТРК. Последней принадлежат также «Радио Россия», «Маяк» и «Орфей» и интернет-ресурсы: vesti.ru (5-е место по цитируемости среди интернет-СМИ) и sportbox.ru.
К другим государственным масс-медиа относятся «Российская газета» (4-е место в рейтинге цитируемости СМИ), агентства РИА-Новости и ИТАР-ТАСС, а также иновещательное радио «Голос России».
Еще два популярных телеканала, НТВ и ТНТ, входят в «Газпром-Медиа Холдинг» — вместе с радиостанциями «Эхо Москвы», «Сити FM», Relax FM, «Детское радио», спутниковым каналом НТВ , журналами «Итоги», «7 дней — телепрограмма», «Караван историй», газетой «Трибуна» и видеохостингом rutube.ru. Сам холдинг принадлежит «Газпромбанку», активы которого, в свою очередь, поделены между «Газпромом» (35,54%), «Внешэкономбанком» (10,2%) и пенсионным фондом «Газфонд» (47,4%; эта доля активов почти полностью передана в управление компании под контролем структур Юрия Ковальчука).

ГДЕ-ТО В ПЕРВОЙ ДЕСЯТКЕ

Не выходя за пределы околополитических СМИ, отметим еще несколько медиаструктур. Занимающим 5-е место в рейтинге цитируемости «Московским комсомольцем» владеет ее главный редактор Павел Гусев. 6-е место отдано не менее скандальной «Комсомольской правде» — она, наряду с газетой «Метро», принадлежит, как утверждает «Форбс», группе компаний ЕСН (Григорий Березкин).
Упомянутый выше Дерк Сауер является председателем совета директоров медиахолдинга РБК, к которому относятся одноименные информагентство и телеканал, газета «РБК Daily» (7-е место в рейтинге «Медиалогии.ру»), электронная газета Ytro.ru, интернет-портал rbc.ru и, среди прочего, крупнейший регистратор доменных имен в России RU-CENTER. Владельцем РБК является миллиардер Михаил Прохоров (51,1%).
На 8-м месте расположилось еще одно оппозиционное СМИ — «Новая газета». Ее акции, как считается, распределены между журналистским коллективом, мультимиллионером Александром Лебедевым (39%) и последним руководителем СССР Михаилом Горбачевым (10%).
Рассмотрим подробнее оппозиционные СМИ. Владельцами журнала The New Times, являющегося одним из «оплотов» «болотного» протеста, являются Дмитрий и Ирена Лесневские. Телеканал «Дождь», а также издание «Большой город», интернет-портал slon.ru и радиостанция «Серебряный дождь», принадлежат Наталье Синдеевой, супруге «инвестора» этих проектов, члена Координационного совета оппозиции Александра Винокурова.
«Независимая газета» (9-е место), долгое время ассоциировавшаяся с именем Бориса Березовского, была в 2005-м продана семье ее нынешнего главреда Константина Ремчукова, в ту пору — помощника главы Минэкономразвития Германа Грефа. Десятку наиболее цитируемых федеральных газет замыкает еженедельник «Аргумент и факты», входящий в холдинг «Медиа 3» братьев Алексея и Дмитрия Ананьевых («Промсвязьбанк»).

НЕСТЬ ИМ ЧИСЛА

51% акций ЗАО «АЖУР-Медиа», владеющего популярным питерским сетевым порталом fontanka.ru (4-е место самых популярных интернет-ресурсов), в апреле-2013 были куплены шведской медиагруппой Bonnier Business Press, уже издающей в городе на Неве газету «Деловой Петербург». При этом окончательно не урегулированы имущественные отношения с наследниками так называемого «охранного олигарха» Романа Цепова, который имел непосредственное отношение к финансированию информационных продуктов АЖУРа. Не исключено, что в ближайшее время структура собственников может измениться.
Контрольным пакетом акций информагентства «Интерфакс» до последнего времени владел его гендиректор Михаил Комиссар; в 2007-м «Интерфакс» купил 90% акций другого агентства, «Финмаркета».
Деловой еженедельник «Профиль» принадлежит бывшему президенту банка «Империал» Сергею Родионову, чьим именем назван его собственный издательский дом. Его конкурент, журнал «Эксперт», входит в одноименный холдинг (наряду с журналом «Русский репортер»), акции которого распределены между главредом журнала Валерием Фадеевым, шеф-редактором Татьяной Гуровой и научным редактором Александром Приваловым, а также банком «Глобэкс» и «ВЭБ Капитал» (принадлежат государственному Внешэкономбанку); из других влиятельных хозяев долгое время назывался Олег Дерипаска. 
И снова коротко о радиостанциях — весьма далеких от политики, но не гнушающихся время от времени устами своих безудержных ведущих давать оценки происходящему в стране. «Европейская медиагруппа» («Европа Плюс», «Кекс FM», «Ретро FM», «Радио 7», «Радио Рекорд», «Радио Спорт») входит в холдинг «Сибирский деловой союз» (Михаил Федяев, Владимир Гридин). Радиохолдингом «Русская Медиагруппа» («Русское Радио», «ХИТ FM», «Радио MAXIMUM», DFM, радио Monte Carlo) владеют ключевые топ-менеджеры «Лукойла». «Мультимедиа холдинг» (его контролирует член Совфеда Виталий Богданов) объединяет «Наше Радио», Best FM, Rock FM, а также информагентство «Национальная служба новостей». Наконец, станциями Business FM и «Радио Шоколад» владеет холдинг «Румедиа», который связывают с именем Владимира Лисина (НЛМК).

Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Источник: https://jpgazeta.ru/rassledovanija-mediaimperii-3/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector