Бизнес после банкротства: 10 предпринимателей, которые начали бизнес после банкротства

История одного разорения – Как я остался без бизнеса, “друзей” и денег

?olegfreedom (freedom) wrote,
2012-12-27 08:01:00olegfreedom
freedom
2012-12-27 08:01:00Доброе утро Друзья! За последние пол года у меня появились новые читатели, некоторые из них не знают историю о моей жизни с 21-28 лет, поэтому иногда задают смешные вопросы.

Для того чтобы заполнить информационный пробел, выкладываю пост, который написал в 2009 году. После того как его за три дня прочитали более 40.000 раз, я понял, что умею писать и начал вести блог. Усаживайтесь поудобнее, берите попкорн, чай, кофе, вино и начинайте читать.

Как основатель холдинга с оборотом 2,5 млрд остался без денег

К своим 28 годам основатель холдинга Leo Олег Бармин в городах Архангельске и Северодвинске построил бизнес по продаже иномарок c годовым оборотом 2,5 млрд рублей, поучаствовал в местных выборах, открыл журнал «ЖЖ», рекламное агентство Very Well, кафе «Номера» и стал героем публикации «Миллион до тридцати» в журнале FHM.Сейчас Олег — банкрот, он не взял пример с героя драйзеровского «Финансиста» и не смог сохранить ничего.

Вот как это случилось.

ВзлетМиллионера в этом небольшого роста энергичном парне в рваных джинсах выдавали разве что дорогие ботинки да Vertu. «Коллеги подарили, — улыбается Олег. — Я его только в переговорах с москвичами юзаю». Точно так же он почти не юзал и свой новенький Lexus LS460. Когда Бармину однажды позвонили знакомые из банка и попросили «лексус», чтобы достойно встретить приезжих из Москвы, Олег предложил свой с водителем за 2 тыс. рублей в час. В итоге он заработал 12 тыс. рублей за шесть часов, а в его голове созрел бизнес-план. Через месяц в Архангельске и Северодвинске уже существовало VIP-такси Бармина. Идеи у него вспыхивали мгновенно, и, в отличие от большинства людей, он тут же их реализовывал.А началось всё, со слов Бармина, с 2 тыс. рублей в 2000 году. На них 19-летний третьекурсник Севмашвтуза купил каркас сторожевой будки. Вдвоем с приятелем они покрасили будку, вставили стекла, заняли 1500 долларов и купили бэушный станок для балансировки колес. Так в Северодвинск, городок на берегу Белого моря, с 240-тысячным населением и атомными подлодками у причала втиснулся шиномонтаж «Тип-топ». Дела пошли, но «имели мы с этого слезы — всего 15—30 тыс. рублей чистыми в месяц», смеется Олег.Примерно в то же время была создана и своя коптильня: «Покупаешь мороженую рыбу, размораживаешь, засаливаешь, коптишь и продаешь снова».В 21 год Олег со своим другом решили заняться торговлей авто. Иномарки в маленьком Северодвинске тогда не продавал никто — все ехали за ними за 30 км в областной центр — Архангельск. Денег хватило на регистрацию ООО, кассовый аппарат, компьютер и ремонт в кабинете. Продавали первые машины по картинкам в буклетах — по 1—2 в месяц. Схема была такая: покупатель вносил 30% предоплаты, когда у Олега набиралось трижды по 30%, он платил по безналу дилеру в Москве, прыгал в поезд и лично гнал обратно одну «шкоду». И так целый год.Потом Олег переключился на продажи по картинкам и других марок, как-то удачно протолкнув аж три «туарега». С тех пор усилия стали давать отдачу активнее. Прибыли — в рекламу, в обучение первого персонала. А потом в ремонт арендованного здания — так появился стеклянный автосалон в Архангельске. Питерцы из фирмы «Лаура» выбрали Бармина партнером по продаже джиэмовских «Шевроле-Нив», создав СП с паритетом в капитале 51/49%. А сам Бармин выбрал для нового бизнеса BRP (снегоходы и водные мотоциклы Sea-Doo, Ski-Doo). Еще одна компания Бармина торговала «тойотами» и «лексусами».Рынок иномарок в то время бурно рос. Олег расширил свои торговые площади до 12 тыс. «квадратов» и купил «конкурента», компанию «Мартен», областного дилера «Рольфа», а вместе с ней и дилерский контракт на Hyundai и Mitsubishi.Фанат креативной рекламы, Олег решил — а почему бы не делать ее и другим? Созданное им агентство Very Well работало для местных, питерских и уже одной лондонской компании.Чуть позже появился и собственный глянцевый журнал под названием «ЖЖ», делать который Олег выписал из Москвы бывшего замглавреда журнала FHM.В последний успешный год, 2007-й, оборот компаний Бармина составил порядка 2,5 млрд рублей за счет продаж и обслуживания Opel, Chevrolet, Hyundai, Mitsubishi, Subaru, Toyota, позднее появились Volvo, Land Rover. По разным оценкам, холдинг «Лео» продавал 30—50% всех иномарок в Архангельской области. В планах на 2008 год было по традиции почти удвоение выручки (план — 4 млрд рублей), а также дальнейшее увеличение присутствия на рынке иномарок. Был и прекрасный коллектив — порядка 300 человек, а на празднование нового, 2007 года 180 лучших работников Бармин вывез чартером в Калининград на двухдневную праздничную программу с экскурсиями и выступлением группы «Плазма». Олег всегда считал, что правильные кадры решают всё. И большинство кадров его боготворили, конкуренты признавали поражение, а узнаваемость бренда «Лео» в губернии была не меньше рейтинга Путина.Бурный рост не обходился без кредитной подпитки: долговая нагрузка у холдинга была в 2008-м в среднем порядка 200—250 млн рублей. Но радужный рост продаж иномарок позволял легко с такой нагрузкой справляться.У каждой из трех основных компаний холдинга был директор, а, чтобы отойти от личного оперативного управления, Олег нашел себе ценный кадр — бывшего топ-менеджера, занимавшегося развитием дилерской сети Hyundai в России Вадима Артамонова, которому доверил оперативное управление всей группой компаний. Олег построил замечательный бизнес и отошел от оперативной рутины — о чем еще можно мечтать?!Омрачило последний удачный год разве что печальное известие: Бармину так и не дали дилерство Toyota, на которое он молился и к которому готовился не один год. Олег даже заказал в студии «Антимульт» мультфильм про то, как сильно он хочет стать дилером японской марки. (Посмотреть ролик можно тут)Как оказалось, это был лишь первый удар по группе компаний «Лео».

Как не доверять менеджерам

Сейчас группа компаний «Лео» — банкрот с долгами более 100 млн рублей, а лично у Бармина денег осталось на пару-тройку месяцев жизни россиянина среднего класса.

Обратите внимание

Пользуясь тем, что Олегу сейчас действительно нечего терять, и с его согласия «Часкор» публикует отрывки из его писем друзьям и личных разговоров с самим Олегом, где он рассказывает, как так получилось.«Сначала подкосил отказ Toyota, затем надежда на действия наемного менеджера Вадима, он харизматичный, сильный, наглый.

Я понимал, что что-то происходит не так, но сил справиться с ним не было. Он хорошо убеждает, но его слова так словами и оставались. В результате были приняты неправильные решения и не принята масса мер по спасению ситуации, которую сильно усугубил кризис.Вообще Россия не дожила до цивилизованного уровня ответственности наемных менеджеров.

Поэтому, если вы устали от своего бизнеса и не хотите его плотно контролировать, единственный вариант — продавать, иначе вы можете про него забыть не на время, а навсегда».

Пикирование

«С начала кризиса мы начали терпеть убытки, теряя по 3—5 млн рублей в месяц против обычных 3—5 млн чистой прибыли. Средняя ставка по всей нашей кредитной массе поднялась с 14% годовых до 21%.В ноябре компания осталась без оборотных средств, так как погасила кучу текущих кредитов (а новые банки перестали выдавать). Маржа из-за действий дистрибьюторов приблизилась к нулю. При этом продолжал падать спрос на ремонт, на дополнительное оборудование и страховку, на которых дилеры по традиции отлично зарабатывали.Но был и позитив: наконец-то появились инвестиции от одного питерского банкира, в обмен на деньги по подписанному меморандуму на банкира был оформлен наш земельный участок кадастровой стоимостью 67 млн рублей. Полученные средства я инвестировал в запуск дилерского центра Honda, который должен был взять на себя часть долговой нагрузки холдинга. Тогда еще не было очевидным, что кризис надолго.Закрывая кредит за кредитом, компания вынужденно забралась в карман к клиентам. Я с ужасом представлял, как всё может в один прекрасный момент рухнуть, останется 40—60 клиентов, которым компания будет должна. Представьте: человек копил на машину полжизни, затем отнес деньги дилеру. И тут ему говорят, что он пролетел… Это не только ужасно с морально-этической точки зрения, но и опасно для жизни и свободы — люди могут и камнями закидать, и в прокуратуру пойти… Если их несколько, то это мошенничество. Никого не будет волновать, что я пострадавший акционер.Еще одна серьезнейшая проблема — это сотрудники, которым было нечем выдавать зарплату.После новогодних праздников прилетаю домой. Собираю людей, начинаю разбираться со всем геморроем и понимаю, что остались считаные дни до того момента, когда всё рухнет и тюрьмы будет не избежать.Старой командой беремся за дело. Сливаем остатки автомобилей, на эти деньги выкупаем клиентские, тем клиентам, которым не привезти автомобили, возвращаем деньги. Ремонтируем авто, которые находятся на сервисе, новых не принимаем. Весь этот процесс сопровождается постоянным увольнением сотрудников. Все нервничают. Банкиры трясут каждый день, подают в суд, звонят…»

Как я потерял земельный участок

«В это же время прилетает финансист питерского партнера-банкира, выводит все деньги, ничего не объясняя. Я вызваниваю его и через 10 дней лечу с моим партнером по бизнесу в Питер. Там мы ловим «банкира» два дня, наконец-то происходит встреча. Он говорит: «Деньги забрал!» Я: «А как же затраты на старт и наш участок?» — «Меня это не волнует, а участок теперь мой!»В этот момент у меня всё поплыло, они ушли, по щекам потекли слезы. Я и мой партнер по бизнесу потеряли актив, практически последнее, что оставалось.Позднее я узнал, что тот банкир срочно попытался слить его за 10 млн рублей.А всё дело в том, что по собственной глупости, доверчивости и второпях участок в залог мы оформили не совсем юридически правильно, понадеявшись на доброе имя партнера — управляющего крупным банком».Как я потерял дилерский центр «Хонда»«Сразу же после кидалова в Питере у меня состоялась встреча с президентом «Хонда Мотор Рус» господином Като.Я рассказываю Като-сан свою леденящую кровь историю: о проблемах, о невозможности вести операционную деятельность и деморализации самого себя. В тот момент я был в состоянии истерии: примерно как женщина, которая потеряла ребенка.Като-сан предлагает суперусловия работы, которые сводятся к тому, что ничего строить не надо (обычно требуется строить дилерский центр), можно продавать хоть одну машину в месяц (обычно есть план продаж, за невыполнение которого возможны санкции)!Но вместо того чтобы принять щедрое предложение, я, не обдумав, выкладываю свой вариант. По сути, я планировал уступить дилерский центр (передать контракт, отремонтированное помещение, автомобили, запасные части, спецоборудование, обученных сотрудников) крупной питерской компании RRT, компенсировав себе за это 20—25 млн рублей, которые хотел направить на решение насущных проблем с долгами.Господин Като и его помощник Игорь Шариф обещали попросить хозяина RRT «оказать финансовую помощь в кратчайшие сроки».Однако на деле всё получилось совсем не так. Руководитель RRT г-н Барабанов по согласованию со мной присылает восемь человек, которые исследуют обстановку на месте, после чего из Питера последовал неожиданный ответ. Компания RRT предлагала организовать новое ООО, на которое перевести дилерский контракт с «Хондой». Кроме того, они решили напрямую заключить арендный контракт на здание дилерского центра у владельца недвижимости в обход меня, а вместо 20—25 млн рублей мне предлагали не более 3 млн рублей.Я понимаю, что дело пахнет очередным кидняком, и пытаюсь срочно отменить все договоренности с «Хондой» и хотя бы остаться дилером. Звоню Шарифу, договариваюсь о встрече и напарываюсь на холодный прием: он говорит, что контракт со мной уже почти разорван.Дальше всё идет по запрограммированному сценарию: Игорь Шариф не берет трубку, ребята из RRT угрозами и деньгами добиваются того, что директор пока еще моего дилерского центра Honda пишет письмо в «Хонда Мотор Рус» о расторжении контракта! «Хонда» разрывают контракт. Далее пытаются арендовать у владельца помещение, которое мы готовили и ремонтировали для Honda и за которое нам не хотели давать денег.Питерцы так расходятся, что решают отобрать у меня всё это здание, которое мы арендуем целиком! И это несмотря на то, что в нем был еще один мой бизнес — марка Hyundai.Вывод: хотели как лучше, а получилось как всегда! Вместо того чтобы выручить потраченные средства, мы снова потеряли актив.На этот раз всё было сделано не без помощи представителей самой «Хонды». Совковый подход в обход г-на Като, который бы никогда не допустил такого беспредела! При этом страдают клиенты, персонал и акционеры, которые рассчитывали на порядочность японского концерна, а вместо этого получили подход начала 90-х».

Как ведут себя бывшие партнеры в кризис

«И тут пришла новая беда. Мой долгосрочный инвестор г-н Горбунов взял в осаду второй этаж нашего основного дилерского центра, выставив охрану. Сотрудники пришли на работу, но попасть на рабочие места не смогли. А внутри — клиентские автомобили, авто дистрибьютора и несколько разобранных на сервисе.Дело в том, что мы брали у Горбунова долгосрочный инвестиционный кредит на 10 лет, для того чтобы отремонтировать его же помещения, а он в связи с кризисом и своей наглостью решил их забрать прямо сейчас, вот таким силовым методом. Звоню ему, он начинает издеваться, приговаривая: «Пусть вас рвут клиенты, дистрибьюторы! Да кто угодно! Я быстрее получу деньги!» Мы могли вызвать милицию, подать на него в суд, но, проконсультировавшись с юристами, мы поняли, что реальных результатов можно было добиться не ранее месяца.Клиенты начали звонить в клиентскую службу Mitsubishi и Land Rover, ситуация стала накаляться.Нам пришлось пойти на поводу у Горбунова и согласиться передать автомобили в счет этих полувиртуальных долгов. Получив все деньги с процентами, он вспомнил про мой личный долг с отпуска, который сформировался из-за того, что он купил пиджак, который ему не понравился, и он отдал его мне. Плюс пара счетов из отелей. В тот момент он не стал вспоминать о том, что мы ездили на моей машине и что я как-то спас его Vertu в аэропорту Хельсинки, что уж тут говорить о товарищеских отношениях… Он просто получал удовольствие. Человек невысокого роста, он был похож на Наполеона.В завершение Горбунов разорвал с нами договор аренды на свое здание и передал всё питерской компании «Лаура». А ведь была вероятность продать права аренды и оборудование, для того чтобы закрыть наши насущные проблемы. Еще один раз меня кинули. Блокада продлилась восемь дней и закончилась за несколько дней до прекращения работы компании.За последние 30 дней в результате трех кидняков да еще и на фоне кризиса я потерял не менее 100 млн рублей».

Финиш

Читайте также:  Научно-познавательные шоу для детей как бизнес , вложения: от 200000 руб.

Вторник, вечер. В нашем последнем форпосте — дилерском центре Hyundai — наш корпоративный юрист, один из тех, кто бился со мной рядом до конца, собирает оставшихся работников и объявляет, что все уволены, так как компания разорена.

К счастью, на этот момент все клиенты закрыты, деньги на зарплаты с компенсациями найдены, все автомобили, которые принадлежат дистрибьюторам, стоят на охраняемой стоянке. Клиенты, сотрудники и дистрибьюторы просто не представляют, как им повезло.

Руководитель группы компаний Вадим Артамонов, оформив в счет своей зарплаты Volvo XC70, за несколько часов до собрания уезжает в столицу.Теперь будет куча судов. Я должен более 100 млн рублей. Границы будут закрыты, так что загранпаспорт мне теперь не понадобится.Денег есть на пару месяцев жизни…

ну, может, тройку… Жаль, что я не складывал деньги в кубышку, в носочек, так чтобы какое-то время не думать, на что жить.

Что дальше

Этим рассказом я не пытаюсь вызвать жалость к себе и людям, которые мне помогали. Хочу, чтобы другие не делали таких ошибок как я. Тяжело не из-за финансовых потерь, произошло безумное разочарование в людях, которым доверял, надеялся на них и не знал, кто именно может продать, предать и обмануть.

Важно

Что я теперь буду делать дальше? Хороший вопрос. Хочу заниматься рекламой, продажами, общением, но никак не ковырянием в ворохе документов. И пока совершенно не хочется огромной ответственности, наелся ей, по крайней мере, пока. Сейчас самое главное отойти от этого «ада на земле», который творился вокруг последние месяцы.

Пройдет время, все уляжется, голова вычистится и снова в бой! Сделав массу выводов, понимая, на кого можно по-настоящему положиться. С людьми мне очень повезло, порядка 10 человек до последнего были рядом.п.с. Прошло уже несколько лет, скоро можно будет дописать к этой истории интересное продолжение.

оригинал выложен на часкоре – http://www.chaskor.ru/article/istoriya_odnogo_razoreniya_4080

Источник: https://freedom.livejournal.com/1184966.html

Из князи в грязи и обратно: как бизнесмены встают на ноги после разорения

Пережившие разорение бизнесмены рассказали «Снобу» о том, как раздать миллионные долги, не опустить руки после неудачи и что делать, если из-за ошибки налоговой потерян весь оборотный капитал

Марк Залуцкий, 32 года, Иркутск

Фото из личного архива

К разорению меня привел мой самый крупный бизнес — биржевая торговля. Мы тогда работали на два региона: в Улан-Удэ находился офис, а в Иркутске — два частных трейдера. Инвестиций у нас было порядка миллиарда рублей, все от частных лиц. Среднюю ставку по прибыльности давали в районе 12–15 процентов в месяц.

В 2013–2014 годах по нам очень сильно ударил кризис. Мы торговали исключительно на паре евро-доллар. Евро тогда поднялся до ста, доллар — до восьмидесяти рублей, но затем все начало снижаться. Тогда и оказалось, что наша стратегия торговли не совпадала с ростом. Мы потеряли все деньги, которые имели в обороте.

Но мое разорение было связано не только с тем, что я потерял вложенные мной деньги. Под свою личную гарантию я привлек в это дело нескольких близких людей — отца и его товарищей. Я гарантировал им если не рост, то хотя бы возврат денег.

Чтобы не ударить в грязь лицом перед этими людьми, я был обязан в кратчайшие сроки после разорения вернуть тот депозит, который они положили на счет. Это стало большой нагрузкой для меня, но все деньги — порядка десяти миллионов — я вернул. Часть занял у физических лиц под высокие проценты, часть взял из своих накоплений.

Пришлось брать кредиты. На бирже я торговал три года, а из долговой ямы потом вылезал около двух лет.

После разорения я опустился «из князи в грязи». Уровень жизни, который был у меня до кризиса, просто несопоставим с тем, что стало после. Когда привыкаешь к чему-то хорошему, очень трудно потом от этого отвыкать.

Сейчас мой бизнес связан с сельскохозяйственными удобрениями. Изначально у меня был договор с белорусским заводом: я продавал их продукцию. Работал на голом энтузиазме и не знал, что из этого получится. Но в первый же год торговли я продал удобрений больше, чем сам завод, который занимался этим почти 10 лет.

Совет

Так получилось из-за того, что у белорусов был очень жадный директор. Когда он украл одного моего клиента, мы с ним перестали общаться, а позже даже судились. Из-за этого конфликта я решил перейти от продажи удобрений к их производству.

Основной состав продукта я знал, но не мог начать производить по той же технологии, что и белорусы: рецептура была запатентована. Я привлек химиков, мы внесли изменения в состав, улучшили свойства продукта.

Сейчас моя компания работает с большими сельскохозяйственными предприятиями восточной части России.

Банкротство и разорение — не конец света. Я думаю, лучшее — впереди. Мы начинаем что-то новое и ничего не боимся. Просто учитываем прежний опыт, помним об ошибках и стараемся их больше не совершать.

«Казалось, что во мне есть какой-то дефект, из-за которого я не справилась»

Юлия Деген, 42 года, Москва

Фото из личного архива

Когда я жила в Белоруссии, у меня была своя студия видеодизайна. Я открыла ее, чтобы помогать знакомому дизайнеру продавать его работы. Этот бизнес не приносил много денег.

Фактически мы начали как фрилансеры, очень долго не решались поднять цены. Потом стали набирать людей, открыли ООО, получили неплохой постоянный заказ — передачу для телеканала.

На этом держались какое-то время.

Когда мы лишились этого проекта, пришлось работать с нерегулярными заказами — презентационными фильмами, видеороликами. Их было много осенью, немного весной, а в остальное время студия оставалась без работы.

Тогда мы и поняли, что абсолютно не умеем планировать и строить бизнес в таких условиях. Пытались демпинговать, чтобы получить клиентов, но денег все равно не хватало. Затем наступил первый кризис.

В команде испортились отношения, люди ушли.

Я не опустила руки и решила восстановить компанию. Мне почти удалось: набрала новую команду, отдала долги, мы вышли на хороших заказчиков из Москвы. В частности, делали графику для фильма «Запрещенная реальность» и «Тунгусский метеорит».

Однако мы выставили белорусские цены за работу, и в этом была главная ошибка. Я думала, что наши люди будут стоить дешевле, и поэтому мы сможем конкурировать ценой. Но качество от нас требовалось московское — обычные специалисты не подошли.

Пришлось нанимать тех, которые стоили как москвичи.

Все это привело к тому, что я влезла в огромные долги. Завершил дело кризис 2008 года, когда работы не было даже у наших постоянных клиентов.

В то время моя жизнь кардинально изменилась: распалась моя семья, я ужасно устала и была в отчаянии, перестала верить в себя. Мне казалось, что во мне есть какой-то дефект, из-за которого я не справилась, винила во всем себя.

Обратите внимание

Даже не могла спокойно смотреть чужие видеоролики — мне становилось просто физически плохо.

Чтобы отдать все долги, мне понадобилось около трех лет. Пришлось переехать в Москву и устроиться в одну из местных студий видеодизайна. Трудно было перестать мыслить как собственник и перейти к мышлению менеджера среднего звена, но в конце концов мне это удалось.

Сейчас я понимаю, что именно стабильная зарплата дала мне возможность передохнуть, подумать о том, чего я хочу. На новой работе я встретила своего нынешнего мужа. Он помог мне преодолеть творческий кризис, выгорание, неверие в себя. Вместе с ним мы открыли компанию «Чингис», сейчас она в лидерах на российском рынке VR.

Всеми деньгами в этом проекте распоряжался муж, а у него не было такого негативного опыта, как у меня. Помню, в начале мне даже было страшно от его смелости. Затем я уже сама открыла проект «Хирокама», который занимается созданием креативных визиток. Пока что дело движется очень трудно, но мне нравится им заниматься.

От страха снова разориться я не могла избавиться долгие годы. Однако именно он научил меня эффективно планировать работу, бюджеты, сроки, успешно конкурировать на рынке видеодизайна. Сейчас я представляю себе бизнес как очень сложную игру, которую трудно пройти до конца за одну игровую жизнь. Иногда нужно начинать заново и понимать, что ты заходишь в эту игру без всяких гарантий.

«Мы потеряли все деньги и стали жить на суммы, близкие к минимальной зарплате»

Георгий, 39 лет, Новосибирск

У нас был онлайн-магазин товаров для здоровья и биодобавок. Огромный ассортимент, рассылка по всему СНГ. Люди спрашивали, не собираемся ли мы открывать точку офлайн-продаж. Таких писем было много, и мы решили попробовать.

Нашли хорошее место, недалеко от метро и центра. Набрали товар, оплатили аренду, сделали ремонт. Но клиент не пошел. Мы консультировались с опытными бизнесменами, все говорили: «Открывайтесь». Однако аудитория онлайн-магазина никак не хотела идти в офлайн.

Мы рекламировали себя через сайт, пробовали расклеивать объявления на соседних домах. Все бесполезно. Но мы не собирались сдаваться и планировали раскручивать точку дальше. Крест на всем бизнесе поставила налоговая.

Важно

Когда мы открыли точку, нам добавили вмененное налогообложение за торговую площадь. Однако какой-то некомпетентный инспектор вдруг обнаружил, что мы не платили вмененный налог за всё предыдущее время существования онлайн-магазина.

А мы и не должны были его платить — торгового помещения у нас тогда не было! Из-за ошибки клерка нам закрыли счет. Будучи и так в серьезном минусе, мы потеряли возможность платить оптовым продавцам и принимать деньги от покупателей.

Счет был арестован на срок более месяца, до окончания проверки. Но проверка не проводилась, всем и так было ясно: это ошибка налоговой. Однако в силу какой-то внутренней неповоротливости налоговая не могла разблокировать наш счет быстрее.

Мы потеряли весь оборотный капитал на штрафах, аренде и простое. Клиенты быстро ушли к конкурентам, и даже онлайн-магазин с лидирующих позиций скатился далеко за первую двадцатку. Тогда мы потеряли реально все деньги и стали жить бедно — на суммы, близкие к минимальной зарплате.

Однако не взяли ни одного кредита.

Какое-то время после той неудачи у меня были другие проекты с другими партнерами, но уже менее успешные. Ни один из них так и не вышел на самоокупаемость. Ну а что делать, бизнес — это риск.

После случая с тем разорением я понял: налоговая инспекция может лишить вас доступа к собственным деньгам без какого-то нарушения — просто по ошибке или безалаберности.

Поэтому я всегда говорю: если открываешь свой бизнес, нужно держать с партнером раздельные счета. Налоговая арестует один — вы сможете работать со вторым.

Совет

По натуре я не предприниматель, а исследователь. Мне не так интересно зарабатывать деньги, как развивать какую-то перспективную идею. Например, сейчас мы в составе интернациональной команды разрабатываем искусственный интеллект для сферы здравоохранения.

Близкие никогда не упрекали меня за неудачи. Я же разорился не из-за алкоголизма, неумения строить общение или каких-то других личных проблем. Я адекватный человек и в состоянии предвидеть все известные риски. В чем меня упрекать? В том, что возникла неизвестная ранее проблема или открылись непредсказуемые обстоятельства? Адекватные люди, как моя семья, этого делать, конечно, не будут.

«За год у меня провалилось пять идей в разных нишах»

Константин Фримен, 25 лет, Рязань

Фото из личного архива

Читайте также:  Как открыть столовую: с чего начать, требования, особенности

Основной доход мне приносит интернет-маркетинг, но как-то пришла идея открыть свой бизнес.

Получилось все просто: заказал в интернете коврики для автомобиля, мне их привезли, продукт понравился. Я подумал: товар хороший, машин в регионе много, надо попробовать.

Стал продумывать стратегию вывода ковриков на рязанский рынок, связался с поставщиками, дал хорошую рекламу.

Однако составленный мной бизнес-проект оказался неудачным. Я думал, что в Рязани все должно пойти хорошо, но просчитался с некоторыми моментами. Главное — с региональным менталитетом.

В Москве люди гораздо чаще заказывают что-то через интернет, а в регионах покупают либо на AliExpress, либо в брендовых магазинах, которые дают стопроцентную гарантию.

У нас же система работала по предоплате, а ее давать никто не хотел.

В регионе к тому же очень консервативная аудитория автомобилистов, интернет проходит мимо них. Где они стабильно сидят, так это в «Одноклассниках». Я думал, что кому-то из них мы все же сумеем продать хотя бы один комплект ковриков  — пусть даже по демпинговой цене, а потом пойдет сарафанное радио. Этот план оказался неверным: радио не пошло, затея прогорела.

Я не очень много вложил в этот бизнес  — порядка тридцати тысяч рублей, — но прибыли не получилось. Издержки покрыл доход от продажи сайта-дублера — это была копия моего сайта, но сделанная под другой регион.

Когда я почувствовал, что бизнес не пошел, было очень обидно. Затея с ковриками — всего лишь один из многих моих провалов, за тот год у меня провалилось пять идей в разных нишах. Однако я не драматизирую, ведь любой провал — это на самом деле положительный опыт. Я получил знания и в планировании, и в выводе продукта на рынок.

Обратите внимание

Если рассматривать проект с ковриками как бизнес — это был фейл. А если как возможность себя пропиарить и войти в тусовку бизнесменов — удача. Это дело принесло мне много полезных знакомств. Прогореть снова я не боюсь: и так знаю, что из десяти начинаний только два окажутся успешными.

Сейчас, например, мы с моими знакомыми собираемся придумывать свой бренд и продвигать автохимию: покрытия, уходовые средства для кузова.

Еще у меня есть стабильный бизнес по ремонту компьютеров — его я начал сразу после ковриков.

Нашел людей, которые занимались починкой, какое-то время тестировал их на порядочность — подсылал своих знакомых в качестве клиентов. Вот года полтора работаем, пока все хорошо.

Я вообще человек очень аккуратный, на рискованные мероприятия с большими суммами не иду. Поэтому и очень больших неудач у меня не было. Но жена все равно с осторожностью относится к тому, что я делаю.

Когда нужно было отказаться от стабильной работы на дядю и открыть свое дело, она просила меня хорошо подумать.

Каждый раз, когда я прихожу домой и говорю: «Есть идея, и какая-то сумма из нашего семейного бюджета уйдет на попытку ее воплотить», жена, конечно, относится к таким заявлениям с осторожностью. Но куда она денется?

Источник: https://snob.ru/entry/154948

Топ-10 обанкротившихся богачей

Пожалуй, банкротство – страшный сон большинства миллионеров. Многие из них на создание капитала потратили всю свою жизнь, жертвуя многими важными вещами. Однако случается так, что даже самые крупные империи рушатся, а в пухлых кошельках начинает гулять ветер. Узнать, что послужило причиной краха крупных финансовых империй, поможет наш Топ-10 обанкротившихся богачей.

10. Аллен Стэнфорд

Было время, Аллен Стэнфорд был одним из 400 богачей, о которых писали в журнале «Форбс». В этой компании Стэнфорд оказался благодаря своему внушительному состоянию. На тот момент его активы равнялись 2,2 млрд. долларов.

Правда, очень скоро Алену пришлось отвыкнуть от дорогих костюмов, сменив их на оранжевую арестантскую робу. Все дело в том, что свой капитал мистер Стэнфорд нажил нечестным путем. Создав финансовую пирамиду, он несколько лет дурачил доверчивых вкладчиков.

Важно

Всего жертвами афериста стали более чем 20 тыс. бедолаг, которые и до сегодняшнего времени не получили компенсации за излишнюю доверчивость. А сам Аллен Стэнфорд в 2012 году был осужден на 110 лет тюремного заключения. Обвинение же настаивало на 230 годах за решеткой.

Адвокаты добились того, что срок был уменьшен вдвое, однако, вряд ли в данной ситуации этот факт можно считать большой удачей защиты.

9. Эйке Батиста

Еще в 2012 году Эйке Батиста гордо носил звание самого состоятельного бразильца, и входил в семерку мировых богачей. При этом предприниматель самоуверенно заявлял, что за год станет богаче всех на планете. Обещал, да видать сглазил удачу. Всего за год состояние Батисты уменьшилось с 30 млрд. долларов до каких-то 300 млн.

Попытаемся разобраться, что же стало причиной подобного финансового краха. Будучи сыном министра горнорудной промышленности и энергетики Бразилии, свою империю Батиста построил на добыче и торговле полезными ископаемыми. Его компания занималась добычей нефти, газа, золота и драгоценных камней.

Все складывалось как нельзя лучше, пока Эйке не вложил все свои деньги в одно очень перспективное месторождение нефти. Колоссальные суммы были потрачены на бурильные установки, систему логистики и прочее. Однако расходы не пугали миллиардера, ведь месторождение сулило сверхприбыли. А значит, очень скоро все затраты должны были окупиться с лихвой.

Однако нефти в этих местах оказалось ничтожно мало, и перед Эйке Батистой довольно отчетливо замаячила перспектива банкротства.

8. Шон Куинн

По словам самого Шона Куинна, строить свою империю он начал с малого. Для начала бизнесмен одолжил 100 фунтов, и на эти деньги начал производство гравия. Этот строительный материал Куинн извлекал из земли, которая принадлежала его семье. Постепенно дела пошли на лад, и Куинн наладил производство других строительных материалов.

По-настоящему состоятельным человеком он стал, начав производить цемент. Из строительной отрасли Куинн перенаправил свои усилия в гостиничный бизнес, где также добился немалых успехов. Так постепенно Шон Куинн достиг звания самого состоятельного человека Ирландии. Активы в размере 6 млрд. долларов стали веским для того основанием.

Так обстояли дела в 2008 году, но за год до этого Куинн рискнул вложить большую часть семейных средств в Англо-Ирландский банк. Поначалу эта затея обещала исключительно увеличение прибылей. Но очень скоро банк начало по-настоящему лихорадить.

Совет

Всему виной стал кризис на рынке недвижимости, ведь в этом финансовом учреждении кредитовались ведущие строительные компании Ирландии. Дабы спасти ситуацию, правительство приняло решение национализировать банк. В результате этого все компании семьи стали собственностью нового банка. После всего этого в распоряжении семьи Куинна осталось всего 15 тыс. долларов.

Закономерно, что в такой ситуации Шон Куинн вынужден был объявить себя банкротом. Правда, как позже выяснилось, какие-то деньги ушлому бизнесмену все же удалось спасти. Но на фоне прежних богатств они выглядели жалкими крохами.

7. Дональд Трамп

Дональда Трампа можно смело называть профессиональным банкротом. За всю свою карьеру магнат объявлял себя банкротом трижды. Уж слишком любит риск мистер Трамп. Заработав миллионы на строительстве недвижимости, значительные суммы на очередной свой проект Трамп брал в банке.

Случалось, что в кризисные периоды миллиардер был не в состоянии платить по счетам, и вынужден был объявлять себя банкротом. При этом ему доводилось терять не только деньги, но и целые компании. И хоть бизнес страдал значительно, личные средства Трампа всегда оставались при нем. Возможно, именно это позволяло ему возрождать свою империю снова и снова.

Сегодня у Трампа новый амбициозный проект: он планирует стать президентом США. Посмотрим, будет ли эта его затея столь удачна, как все остальные.

6. Масаеси Сон

Японский миллиардер Масаеси Сон является вторым самым состоятельным человеком страны. Это звание ему удалось сохранить даже после того, как бизнесмен потерял 70 млрд. долларов. Свое состояние мистер Сон заработал в сфере телекоммуникаций, будучи основателем и главой компании SoftBank.

В мировой прессе его называют японским Биллом Гейтсом, который, как известно, также заработал свои деньги, развивая компьютерные технологии, и также преуспел в этом деле. Вот только в 2004 году, когда грянул Интернет-кризис, Масаеси Сону повезло гораздо меньше, чем его американскому коллеге.

Акции компании SoftBank упали в цене на катастрофические 98%. Казалось бы, для Сона этот факт мог означать только одна – крах всех его надежд и начинаний. Но проявив самообладание, достойное настоящего самурая, за несколько лет Масаеси Сон смог возродить компанию, несколько переориентировав ее.

Сегодня SoftBank входит в тройку лидеров среди компаний, предоставляющих услуги мобильной связи.

5. Альберто Вилар

Прежде чем узнать историю краха Альберто Вилара, следует изучить этапы его становления. А уж тут есть о чем поговорить, поверьте. Свой первый миллион Альберто Вилар заработал в 1981 году. В ту пору со своим партнером Гари Танака Вилар занимался инвестициями. Вкладывали они в компании, занимающиеся разработками передовых технологий.

Разумные инвестиции в такие компании, как Microsoft, Cisco, Apple сделали Вилара одним из самых богатых бизнесменов США. И именно в конце 90-х Альберто Вилар становится невероятно щедрым меценатом. Он жертвует колоссальные суммы на развитие искусства. Так, под опекой миллиардера находится Метрополитен Опера, Ковент-Гарден и Мариинский Театр.

Однако делает все это бизнесмен не столько из любви к искусству, сколько из-за банального тщеславия. Делая щедрые взносы, Вилард буквально требует публичного признания. Кроме того, что в конце выступления мецената благодарили со сцены, он выдвинул идею, чтобы спонсоры поднимались на сцену, и выходили на поклон вместе с актерами.

Обратите внимание

Этой идее не суждено было воплотиться в жизнь, так как другие меценаты восприняли еще довольно прохладно. Кроме того, Вилард предложил размещать на спинках театральных кресел имена меценатов, спонсоров и благодетелей. За щедрые пожертвования некоторые залы были переименованы в честь Альберто Виларда.

А на программках и афишах Зальцбургского фестиваля наряду с фото мировых оперных звезд крупным планом красовался портрет мецената. Такое признание Вилард заслужил, сделав самое крупное пожертвование за всю 80-летнюю историю фестиваля. И все бы ничего, но в 2000 году в результате финансового кризиса империя Виларда пошатнулась.

Акции его компании упали в цене, и позже хоть и возрастали, но прежних пределов так и не достигли. Закономерно, что и суммы пожертвований резко сократились, а иные и вовсе сошли на нет. И постепенно имя благодетеля сошло с афиш, перестало упоминаться со сцены. Вилард оправдывался, что всему виной проблемы со здоровьем: череда сложных операций на позвоночнике.

На самом же деле его бизнес переживал не лучшие времена, но магнату все же каким-то образом удавалось держаться на плаву. Его арест стал полной неожиданностью. Виларда и Танаку арестовали, обвинив партнеров в мошенничестве. Оказалось, что они взяли 1 млн. долларов у одного из клиентов, обещая выгодно вложить деньги.

Однако эти средства были потрачены на ремонт дома Виларда и приобретение скаковых лошадок для Танаки. Доверчивому же клиенту предоставлялись «липовые» документы о том, что деньги пусть и не приносят процент, но лежат в целости и сохранности в одном из надежных банков. В 2010 году Вилард и Танака были приговорены к 9 и 5 годам тюрьмы соответственно. Плюс ко всему, они обязаны выплатить 10 млн. долларов штрафа.

4. Марта Стюарт

Жизнь Марты Стюарт скорее похожа на сценарий драматического фильма, чем на будни домохозяйки. Еще в молодые годы хваткая девушка пробовала свои силы в качестве брокера на бирже. Однако выйдя замуж, и родив дочь, миссис Стюарт полностью посвятила себя дому. Но продолжалась семейная идиллия недолго.

Деятельная натура Марты не давала ей покоя, и от нечего делать она занялась декорированием собственного жилища. Удавалось ей это настолько хорошо, что вскоре Марта основала небольшую фирму по организации вечеринок, а позже еще и открыла магазин. На этом бы ей и успокоиться, развивая свой небольшой бизнес.

Но окрыленная успехом Марта Стюарт выпустила несколько книг по домоводству, которые тут же стали бестселлерами. Надо сказать, в 80-х Стюарт стала невероятно популярной, ее стали приглашать на телевидение. Так, автор книг успела побывать на шоу Опры Уинфри и побеседовать с самим Лари Кингом. С мужем Марта вскоре развелась.

Важно

Но что значат такие изменения в личной жизни, когда женщина стала редактором журнала имени себя. И это издание, выходившее 2-миллионным тиражом, буквально сметалось с полок. Также на телевидении появилась видеоверсия журнала, конечно же, с участием самой Марты.

Чуть позже Стюарт создала собственный медиа-холдинг, который и сделал ее миллиардершей. Все складывалось просто отлично до тех пор, пока Марта не попала под суд. За использование инсайдерской информации в корыстных целях ее осудили на пять месяцев заключения.

Один из сотрудников фармацевтической компании проговорился, что противораковый препарат, на которые возлагались большие финансовые надежды, не прошел регистрацию. Марта поспешила продать акции этой компании до тех пор, пока они не упали в цене. Так ей удалось сэкономить 46 тыс. долларов. Однако в результате Стюарт потеряла гораздо больше.

Во время ее заключения акции ее собственной компании основательно подешевели, и из миллиардерши она превратилась всего лишь в миллионершу. Но Марта Стюарт не привыкла сдаваться, и считает эти трудности преодолимыми, и, конечно же, временными.

Читайте также:  Федеральная корпорация мсп: как помогает предпринимателям

3. Борис Березовский

Некогда процветающий бизнесмен Борис Березовский после смерти был объявлен банкротом. В лондонском суде в 2015 году была озвучена задолженность по уплате налогов. Эта сумма равнялась 46 миллионам фунтов. И это притом, что еще в 2009 году Березовский располагал 1 млрд. фунтов.

Что же стало причиной финансового краха предпринимателя? Началом конца для Березовского эксперты называют 2011 год. В это время миллиардеру пришлось пережить развод, в результате которого бывшей супруге досталась беспрецедентная сумма. По разным оценкам Галина Бешарова получила от 100 до 200 млн. фунтов.

Такой порядок цифр до сих пор в британской бракоразводной практике не фигурировал. Кроме проблем личного характера, Березовский инициировал судебные разбирательства со своим давним партнером Романом Абрамовичем. Последнего он обвинял в нечестных контрактах, которые партнеры подписывали при продаже «Русала» и «Сибнефти».

Как известно, доказать это Березовскому так и не удалось. И вместо неустойки от Абрамовича, бизнесмен получил счет за судебные издержки. И был вынужден выплатить Роману Абрамовичу 35 млн. фунтов. Положение дел Березовского ухудшалось с каждым днем.

Лучшей иллюстрацией этого служит тот факт, что предприниматель был вынужден продавать с молотка некоторые ценности. Так, одна из картин Энди Уорхола была продана на аукционе за 202 тыс. фунтов. Этой небольшой, по меркам миллиардера, суммы должно было хватить для оплаты текущих долгов.

Однако внезапная смерть Бориса Березовского не позволила ему рассчитаться с кредиторами. И так как сегодня взыскивать долги уже не с кого, предприниматель был объявлен банкротом посмертно.

2. Майк Тайсон

В 2003 году легендарный Майк Тайсон объявил себя банкротом. Казалось бы, человек, заработавший за время спортивной карьеры 400 млн. долларов, не может испытывать проблем с деньгами. Все так, но к 2003 году от накоплений не осталось и следа, а сумма долга спортсмена равнялась 27 млн. долларов.

Куда же девались все заработанные ним деньги? Часть в размере 30% от доходов шла на оплату услуг промоутера, еще 20% полагалось менеджерам. Немало денег уходило и на уплату налогов. В результате самому боксеру доставалось не так и много. А учитывая, что все это время он и не думал экономить, живя на широкую ногу, деньги быстро закончились.

Совет

Особняки, роскошные вечеринки, несколько баснословно дорогих автомобилей, и пресловутый бенгальский тигр стоили больших денег. Объявить себя банкротом Тайсону пришлось еще и потому, что в этом году он развелся со своей второй супругой. И должен был выплатить ей 6,5 млн. долларов отступных. Однако таких денег на счетах спортсмена не оказалось.

Банкротство стало хорошим повод начать жизнь с чистого листа, и Тайсон без стеснения этим шансом воспользовался.

1. Лео Кирх

Довольно символично путь к успеху Лео Кирха начался с фильма Федерико Феллини «Дорога». Молодой человек занял денег у родителей своей жены, и приобрел права на картину великого режиссера. Вложение было удачное, и скоро принесло первую прибыль. Позднее Кирху удалось собрать крупнейший в Европе киноархив.

Так, он скупил права на 400 голливудских картин, всего же в его кинобиблиотеке было более 15 тыс. фильмов. Планы по развитию бизнеса рождались в голове Лео молниеносно, но вот средств на их реализацию частенько не хватало. И Кирх активно кредитовался в крупнейших банках Германии.

Постепенно Лео Кирх создал настоящую медиаимперию. Благодаря ему в стране появилось кабельное телевидение, кроме того, Кирх имел интересы в издательском деле. К 75 годам Лео стал медиамагнатом. Так, на его предприятиях трудилось более 10 тыс. человек.

Неплохие прибыли сулили и права на трансляцию «Формулы 1» и игр Бундеслиги. Казалось, что дела идут отлично. И в подтверждение этому в 2001 году, по мнению журнала Forbes, Лео Кирх стал самым состоятельным предпринимателем Европы.

При этом он сам, то ли в шутку, то ли серьезно, говорил, что кроме долгов за душой у него ничего нет. Эти его слова принимали за кокетство, однако, через год эта же информация прозвучала из уст главы «Дойче банка».

Услышав об этом, партнеры враз отвернулись от Кирха, и тому ничего не оставалось, как только официально объявить о своем банкротстве. Но будучи немолодым и очень нездоровым человеком, он отнесся к этой ситуации философски. В прессу попал лишь его короткий комментарий по этому поводу: «Бог дал. Бог взял».

Как думаете, лучше всегда жить скромно, или иметь многое, но потерять его в одночасье? Хотя есть и третий вариант, о нем знают те, у кого и сегодня на счетах миллионы.

Источник: http://top10x.ru/top-10-obankrotivshihsya-bogachey/

Что делать, если бизнес уже сейчас на грани разорения: меры быстрого реагирования

Если существование компании оказалось под угрозой, существует набор простых, но действенных мер быстрого реагирования. О них рассказывает наш эксперт, антикризисный управляющий Михаил Кирилюк.

Фото с сайта rosred.ru

– Кризисное состояние компании, о котором мы говорим здесь, это не падение продаж на 5% в квартал, а ситуация, при которой под вопросом стоит ее дальнейшее существование.

Соответственно и рассматривать мы будем не стратегии, а набор мер срочного реагирования. Кому-то данные рекомендации могут показаться банальностью.

Но наблюдая за историями десятков неплатежеспособных бизнесов, убеждаешься, что значительная их часть попала в плачевную ситуацию именно из-за пренебрежения простыми вещами.

Урезать непрофильные активы

У любого имущества есть стоимость владения. Если бы вы видели, сколько автомобилей представительского класса, в том числе взятых в лизинг и кредит, числились на предбанкротных предприятиях, вы бы сами начали считать это индикатором. Если имущество не приносит доход, но вытягивает средства из компании – самое время попробовать превратить его в деньги.

Фото с сайта st-agent.ru

Пример.

Крупный белорусский завод не имеет средств рассчитаться с работниками по заработной плате и поставщиками за комплектующие, но владеет несколькими тысячами метров недвижимости, которую для своих нужд не использует, а сдает в аренду.

Поскольку доход от аренды этой недвижимости составляет маленькую долю (менее 10%) в общем обороте предприятия, почему бы не реализовать ее, увеличив тем самым собственные оборотные средства?

Работать с кредитными организациями

Репутация банков как «злого кредитора» слишком преувеличена.

Работа управляющего по банкротству предполагает участие в переговорах с представителями банковских организаций, их «отделов по работе с задолженностью» и службами безопасности.

Большинство банков готовы идти навстречу должнику в трудной ситуации, но взамен при этом требуют дополнительные гарантии. В нашей практике были ситуации, когда для улучшения состояния расчетов банки:

  • приобретали дебиторскую задолженность компании и самостоятельно занимались ее взысканием за очень небольшой дисконт (договор факторинга);
  • предлагали кредит на новых условиях для гашения старых обязательств;
  • предоставляли значительную рассрочку платежа при условии надлежащего обеспечения (залог, поручительство).

В данной ситуации следует многократно взвесить, позволит ли экономика предприятия обеспечить прибыль, необходимую для погашения задолженности. Это надо сделать, чтобы не оказаться в ситуации, когда руководство компании для того, чтобы погасить задолженность в 1 млрд берет кредит на 1,2 млрд. А через 3 месяца перед компанией уже встает необходимость гасить 2,2 млрд.

Садиться за стол переговоров с кредиторами

В большинстве случаев никто не хочет вашего банкротства. Компании просто хотят вернуть свои деньги. Управленцы, для которых принципиально важно наказать несостоятельного должника – скорее исключение, чем правило.

Обычно их действия вызваны нечестным, по их мнению, отношением со стороны должника. Большинство же кредиторов согласятся на разумный антикризисный план, если будут уверены, что их не обманут.

Они будут готовы дать рассрочку, уменьшить пени, если будут уверены, что получат свои деньги.

Фото с сайта arres.kz

Давить на принцип и в результате получить гору неликвидной офисной мебели и техники не хочет никто.

Обратите внимание

Работать в условиях, когда задолженность накапливается, а выручка падает – всегда психологически тяжело.

Люди, которые побывали в кризисной ситуации, знают, как не просто выдерживать ежедневный прессинг со стороны кредиторов. У многих появляется желание «плюнуть на все», «спрятаться от проблем».

И тем не менее, я считал и считаю прямоту и открытость лучшим способом поведения в кризисной ситуации. Снимать трубку телефона, многократно раз за разом объяснять ситуацию, не давать заведомо невыполнимых обещаний – необходимый минимум, без которого продолжение отношений с контрагентами не станет возможным.

Привлекать сторонних специалистов

Иногда все, что нужно бизнесмену чтобы осознать ситуацию – это взгляд со стороны. Консультант может не понимать специфики именно вашего бизнеса, но он смотрит незамыленным глазом и может увидеть ситуацию под другим углом. Хороший аутсорсер независим в своих выводах, в отличие от сотрудников и друзей учредителей, которые могут до последнего стесняться сказать в лицо неприятные выводы.

Отношения между сотрудниками и руководством  в белорусских компаниях очень консервативны. Любая критика снизу, к сожалению, воспринимается часто как «вызов» и «бунт». С другой стороны трудно тактично критиковать человека, который месяцами не платит зарплату. Хотя иногда указание на просчеты руководства – возможно, единственный способ спасти хоть какие-то средства компании.

Пример. В одной белорусской компании средней величины работал квалифицированный и въедливый бухгалтер.

В течение определенного времени он наблюдал неэффективные попытки руководства улучшить финансовую ситуацию, когда сокращались отделы, которые казались директору непрофильными (но они регулярно приносили живые деньги), и субсидировались подразделения, по мнению руководства «перспективные» (но не загруженные работой и месяцами проедающие «оборотку»).

Тем не менее, специалист в области учета и финансов держал при себе мнение относительно точек прибыли компании, считая, видимо, что его это не касается.  А руководство, видимо, не считало нужным задавать вопросы.

В результате компания прошла точку, когда реанимация деятельности могла бы быть возможна.

Специалист попал в число тех, кто ожидает выплату задолженности по зарплате за несколько месяцев – из тех средств, что получены путем распродажи на торгах имущества предприятия.

Работать с дебиторской задолженностью

В сегодняшних реалиях, когда белорусский рубль за полгода потерял более 40% стоимости, а ставки по кредитам достигают 50% годовых, несвоевременное поступление оплат можно считать прямыми убытками в размере 4% в месяц.

Таким образом, просрочка оплаты дебиторской задолженности на 1 млрд в течении 3 месяцев (небольшая, по белорусским меркам) приносит предприятию прямой убыток на 120 млн, не считая косвенных потерь от уменьшения оборотных средств.

100% гарантию от рисков неплатежей дает только предоплата. Но, разумеется, далеко не каждый вид деятельности позволяет на нее перейти.

В то же время, совершенно точно дадут положительный эффект следующие меры:

  • оценка клиентов, с точки зрения платежеспособности и предоставление отсрочек платежа;
  • регулярное общение с просрочившими оплату клиентами по телефону и, конечно же, лично;
  • остановка поставок продукции просрочившим оплату клиентам;
  • установление в договоре дополнительных гарантий своевременной оплаты;
  • предоставление скидок за оплату в срок и раньше срока;
  • своевременное получение от дебиторов первичной документации. Особенно хотелось бы обратить внимание на регулярное подписание актов выполненных работ в сфере строительства и услуг (в т.ч. промежуточных);
  • своевременное подписание актов сверок с дебиторами.

Пример. Практика показывает, что когда антикризисный управляющий принимает новое предприятие и начинает заниматься взысканием дебиторской задолженности, 10%-30% дебиторов оплачивает основной долг только при получении досудебных претензий или извещений из суда о поступлении искового заявления.

Сумма затрат – по $1 за отправку заказного письма. Думаю, если бы данные меры своевременно предпринимало руководство предприятия, некоторые из этих компаний в процедуру банкротства могли бы и не попасть.

Объяснять изменения персоналу

Фото с сайта kadrek.ru

Разумеется, сотрудники всегда общаются за спинами руководства и в курсе финансовых трудностей компании. Если не объяснять ситуацию, выводы все равно будут сделаны. Но без вас. Сигналом может стать увольнение ключевых сотрудников, которые перед уходом, сумеют максимально доходчиво донести свою позицию до остальных, просто из желания насолить.

В то же время следует трижды подумать, прежде чем, принимать решение не увольнять людей, которые:

  • работают неэффективно и своим отношением к работе провоцируют более ответственных коллег «не перенапрягаться»;
  • распространяют негатив в коллективе. Моральная атмосфера в компании зачастую важнее прочих внешних факторов.

Возможно компанию придется закрыть. Что тогда?

Завершение бизнеса компании только в очень редких случаях означает конец карьеры бизнесмена. Большинство предпринимателей через какое-то время после банкротства открывают новые бизнесы.

Беларусь – страна довольно маленькая и каждый, кто работал долгое направление в какой-то определенной сфере знает, насколько узок круг заказчиков и поставщиков одного направления.

За 5 лет работы в сфере банкротства наблюдал достаточно примеров, когда бизнесмен, зафиксировав убытки и закрыв один неудачный проект, через несколько лет возглавлял другое успешное дело.

Важно

И в новом проекте ему приходилось иметь дело с теми же самыми поставщиками товаров и услуг, что и в предыдущем.

Поэтому при вынужденном закрытии предприятия считаю важным сохранить правильные отношения с партнерами, поставщиками, работниками.

Михаил Кирилюк

Антикризисный управляющий, аттестат категории «B», позволяет проводить процедуры банкротства компаний со штатом до 1 000 человек. За пять лет провел более пятидесяти процедур ликвидации и банкротства компаний с общей суммой задолженности более $10 млн.
 

Директор ООО «МК-Консалтинг».

Источник: https://probusiness.io/management/514-chto-delat-esli-biznes-uzhe-seychas-na-grani-razoreniya-mery-bystrogo-reagirovaniya.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector